Поиск
20 апреля 2017

#Тыжемать: шепот материнской совести

В своей первой колонке светский хроникер Harper’s Bazaar и владелица PR-агентства June & July Юлия Прудько о том, как одновременно быть хорошей матерью и успешной единицей в социуме

Юлия Прудько и Федор
Юлия Прудько и Федор

Два с небольшим года материнства — серьезный срок. Это вам скажет любая мать, хотя бы примерно ориентирующаяся в календаре, несмотря на Монтессори-развивашки и новый сезон «Маши и медведя». И хотя с первого взгляда я мотаю его весьма жизнерадостно и оптимистично, в действительности внутри меня ежесекундно вершится не слишком уж страшный, но все же суд. На нем я то и дело выношу себе приговор разной степени тяжести, пытаясь определить, какая же я все-таки мать — просто плохая, очень плохая или совсем уж ехидна. Господа присяжные (мои беспокойные нейроны), разделившись на два оппозиционных лагеря, ведут бесконечный диалог с судьей-гипоталамусом: одни защищают свободу моей личности и право на ее развитие и совершенствование, другие лаконично, безапелляционно и в лучших традициях непретенциозного хэштегного мышления напоминают — #тыжемать.

Как-то так вышло, что еще с момента ранней беременности я стала заслуженным экспертом в области того, как сочетать материнство с активной жизнедеятельностью. Хотя единственно честный ответ на этот вопрос формулируется кратко — «никак». Всегда приходится выбирать. Поэтому каждый день, с самого его предрассветного начала, я гордо встаю перед выбором — медитация или лишние полчаса нежности с сиропным сахарочком, йога или час жесточайшего воркаута в детском гимнастическом центре, укладка и мейкап или несбежавшая и непригоревшая каша, чтение книг по личностному росту или «Зайку бросила хозяйка» в репит-формате, плодотворный рабочий день или… хотя в рамках этого пункта об альтернативе я, увы, даже не могу помыслить.

За два с половиной года, дабы немного сбавить децибелы голоса материнcкой совести, я придумала с полсотни эффективных способов хоть как-нибудь реализоваться в материнстве и при этом остаться в адеквате с общепринятой точки зрения. Сознательно отказавшись от декрета, я не менее сознательно отказалась и от опции с няней, дополнив любимую «рабочую» Prada элегантной люлькой и не расставаясь с новорожденным сыном ни под каким предлогом — будь то рабочая встреча, планерка или заключение сделки. Когда сын немного подрос, обязательные в моем случае светские события я стала посещать с юным кавалером, научившись прятать памперсы в любого размера клатчи и просвещать шеф-поваров званых ужинов на тему детского питания. А выходные — какие бы интригующие планы они ни сулили — я оставила исключительно под битвы «монстер-траков» и возведение башни Трампа из отечественных кубиков (приемы оксюморона осваиваем с детства).

Но чем больше я стараюсь быть хорошей матерью, тем больше угрызений совести испытываю за стремление совершенствоваться как личность и реализоваться как бизнес-леди (почти такое же трухлявое словечко, как «светская дама», но когда сын использует твои локоны в качестве лианы, пока ты пишешь этот текст, тут уж не до синонимов).

Александр Орлов, Федор, Юлия Прудько
Александр Орлов, Федор, Юлия Прудько

Все это свое душещипательное повествование я веду к тому, что теперь в более или менее регулярном режиме между приступами материнского самобичевания и карьерного самолюбования я буду рассказывать в своей колонке о том, как очень стараюсь быть хорошей матерью и очень боюсь оказаться по сути только ею. Вряд ли эта исповедь даст четкую инструкцию по применению себя в качестве идеальной маман и успешной единицы в социуме, но как минимум, возможно, избавит от чувства вины тех, кто так же, как я, не умеет варить манку, засыпает на первых трех строчках любого произведения Агнии Барто и, если и гуляет с детьми, то, как правило, в «Симачеве».

← Нажмите «Нравится» и читайте нас в Facebook