Поиск
20 марта 2017

Зои Кравиц: «Женщины должны править миром»

Актриса рассказала о сериале «Большая маленькая ложь», таланте по наследству и женщинах у власти

Фото: Getty Images

28-летнюю дочь Ленни Кравица можно поздравить с карьерным успехом — в нашумевшем сериале Жан-Марка Валле «Большая маленькая ложь» Зои играет бок о бок с Николь Кидман и Риз Уизерспун. Актриса рассказала, по душе ли ей такое соседство. А также о том, тяжело ли расти в семье знаменитостей и почему Белый дом должны занять женщины.

Зои, вам было сложно выбраться из тени знаменитого отца — Ленни Кравица? Трудно всю жизнь проводить в окружении знаменитостей?

Я не считаю, что выбираться из чьей-то тени — это плохо. Я — это я. Я всегда была самой собой, и это никогда не изменится. Мне посчастливилось находиться в кругу этих людей — я бы назвала их не столько знаменитыми, сколько талантливыми, вдохновляющими. Они помогли мне построить собственные отношения с искусством. Это неплохой опыт — находиться в окружении друзей моих родителей. Мне всегда хотелось самовыражаться в искусстве так же свободно, как они.

Ленни Кравиц начал актерскую карьеру довольно поздно, а вы — на удивление рано. Вы и дальше хотите развиваться в кино?

Конечно! Я понятия не имею, чем еще могла бы заниматься. Так что надеюсь, что мне удастся пробиться в «большую лигу» и сделать головокружительную карьеру. (Смеется.) Мне всегда хотелось заниматься кино — я вкладываю в это дело всю свою энергию. В школе я была своего рода театральным ботаником — состояла в драматическом кружке, играла во всех постановках. Еще до того, как я осознала, чем занимаются мои родители, мой путь был уже определен.

Слева: 9-летняя Зои с папой Ленни Кравицом на MTV Video Music Awards, 1997 год; справа: Зои во время выступления на музыкальном фестивале Lollapalooza, 2016 год
Слева: 9-летняя Зои с папой Ленни Кравицом на MTV Video Music Awards, 1997 год; справа: Зои во время выступления на музыкальном фестивале Lollapalooza, 2016 год
Фото: Getty Images

Тогда какую роль в вашей жизни играет музыка? Вы до сих пор поете?

Я пою и пишу музыку. У меня есть группа Lola Wolf. Для меня музыка — род терапии, отличный способ провести свободное время и привнести в этот мир что-то хорошее. Музыка — это что-то очень личное, но при этом она рассказывает о том, что волнует каждое поколение. Музыка всегда помогала мне чувствовать себя живой и умиротворенной, напоминала, что я не одинока. Она — органическая часть меня. Я не могу жить без музыки, как и без воздуха или воды.

Вы помните точный момент, когда осознали, что ваше будущее — в актерстве?

В старших классах школы настал момент выбрать что-то одно и сконцентрироваться на этом. Все остальные поступали в колледж, а мне предстояло сделать обдуманный выбор, как жить дальше. (Смеется.) Тогда я поняла, что у меня уже есть опыт в актерской игре, — я поступила в актерскую школу, наняла агента. Все произошло очень естественно, потому что это единственное, что я умела делать.

Как вы думаете, талант можно унаследовать?

Конечно, почему бы и нет. Я думаю, в человеческой природе заложено нечто особенное. Профессия передавалась по наследству вместе с фамилией: твой отец был сапожником — и ты тоже сапожник. Хотя, возможно, нам это навязывают. Сложно сказать. Должно быть, это вопрос борьбы между воспитанием и природой. Мне надо подумать над этим вопросом. (Смеется.)

Фото: Getty Images

Расскажите о своей героине в «Большой маленькой лжи». Ее стиль напоминает нью-эйдж и эпоху хиппи. Это как-то соотносится с вашим собственным стилем?

Совсем никак. (Смеется.) Многим зрителям наверняка покажется, что я играю саму себя, но это не так. Бонни — замечательная героиня, но я бы никогда не оделась так, как она. Но мне кажется, что все герои в некоторой степени представляют определенный стереотип. Ты смотришь на них и думаешь: «Я точно знаю, кто ты такая, благодаря твоей манере одеваться и говорить. И тому, что о тебе говорят другие». Мы расставили красивую ловушку — ты смотришь шоу и думаешь: «Окей, я все поняла об этих женщинах. Ну и что дальше?». А затем шоу продолжается и ты вдруг понимаешь, что ничего о них не знаешь. Это отличная встряска, ведь в жизни мы тоже так поступаем. Я вижу кого-то и думаю: «Ага, на тебе зеленый свитер — все понятно!». (Смеется.) Это полный абсурд! Итак, я не очень похожа на Бонни в реальной жизни, но мне нравится этот стереотипный образ хиппи, который она воплощает. Это ловушка для зрителя.

Тогда каков ваш собственный стиль?

Честно говоря, мне просто нравятся удобные вещи. Чем старше я становлюсь, тем больше хочется чувствовать себя комфортно, а не стильно. Я живу в Нью-Йорке — никаких каблуков, нужно, чтобы все было удобным, теплым и уютным.

Вы читали роман Лоры Мориарти перед съемками?

Сначала я получила только сценарий и не догадывалась о существовании книги. Я его прочла, встретилась с Жан-Марком (Жан-Марк Валле — режиссер «Большой маленькой лжи». — Прим. Bazaar.ru), а потом прочитала книгу — и мы приступили к съемкам.

Вы почувствовали разницу между Бонни из книги и из сериала?

Конечно, в книге она даже выглядит по‑другому. В книге больше деталей, чем в сериале, — особенно это касается Бонни. Дополнительные знания о героине не нужны были в шоу, но они все же помогли мне определиться с тем, как ее играть.

Не было ли тяжело работать в окружении таких звезд, как Николь Кидман и Риз Уизерспун?

Нет, для меня это большая честь. Было здорово наблюдать за тем, как они работают. У нас были общие сцены, и я боялась, что они посмотрят на меня и скажут: «Что ты здесь забыла?». Зная, насколько они хороши, я не уверена, смогу ли оказаться на должном уровне. Но они отнеслись ко мне с теплом и поддержкой. Думаю, я бы там не оказалась, если бы они решили, что я недостойна быть частью этого проекта. Мы с Риз подружились — я ее обожаю. Самое смешное, что на ее героиню я похожа куда сильнее, чем на свою. Как и я, она идет напролом. Когда Мадлен что-то говорит, я думаю: «В точку!». Но играть спокойную, идущую по собственному пути Бонни даже интереснее.

Почему вы вообще захотели принять участие в этом проекте?

Честно? Поначалу из-за Риз и Николь. Затем я узнала, что Лора Дерн и Шейлин Вудли тоже участвуют. А после «Далласского клуба покупателей» Жан-Марк стал одним из моих любимых режиссеров. Кроме того, меня поразил Дэвид Келли (сценарист сериала. — Прим. Bazaar.ru). Я знала, что он один из лучших сценаристов на телевидении, но никогда не читала его работ. Но когда я подписала контракт и мы принялись вычитывать роли, я увидела, как он поработал над текстом книги, оценила все те смешные, грустные и красивые решения, которые придумал он сам. Это просто поразительно. В общем, у меня было много причин принять участие в шоу. (Смеется.)

С бойфрендом Карлом Глусманом на послеоскаровской вечеринке, 2017 год
С бойфрендом Карлом Глусманом на послеоскаровской вечеринке, 2017 год

Если бы вы могли сказать что-нибудь всем своим сверстницам, что бы сказали?

Я бы сказала: «Будьте добрыми». Мне кажется, что доброта к самим себе и другим людям сегодня очень важна. Из-за неравного распределения власти в мире женщинам приходится работать вдвое больше, чтобы чего-то достичь. К такому соревнованию нас готовят с детства. Нас учат конкурировать друг с другом, завидовать друг другу. Это одна из главных опасностей, с которыми приходится сталкиваться женщинам. Сериал показывает, что с виду соревноваться проще, но на самом деле все самое главное — в связи женщин друг с другом. В общении с подругами, мамой и другими близкими я расцветаю. Это моя главная поддержка. Порой мне кажется, что женщины должны править миром, потому что мы — матери. Мы заботимся о своей семье, своем доме, окружающих людях. Организация всего и вся лежит на наших плечах. В Белом доме именно женщины должны принимать решения. Заботиться обо всем — это естественная часть нашей природы. А вот коррупция и контроль — нет.

Cериал «Большая маленькая ложь» можно посмотреть на сервисе «Амедиатека». Новые серии выходят в профессиональной озвучке каждый понедельник.