Поиск

Почему Мелании Трамп объявили модный бойкот и чем все это может закончиться

Из-за чего дизайнеры ополчились на новую первую леди и были ли подобные прецеденты до этого.
Почему Мелании Трамп объявили модный бойкот и чем все это может закончиться

Отголоски политического раскола, произошедшего в США, докатились и до мира моды: Меланию Трамп начали бойкотировать дизайнеры — некоторые из них публично выразили нежелание работать с супругой нового американского президента. Началось все с записи в Twitter Софи Телле, а затем целый ряд дизайнеров, в числе которых Марк Джейкобс, Умберто Леон, Дерек Лэм и Том Форд, заявили СМИ, что не хотели бы создавать одежду для миссис Трамп. Попытаемся разобраться, уникален ли этот случай в истории американской моды, и кто в этой ситуации больше теряет — первая леди или все-таки дизайнеры.

Как вообще вышло, что Мелания Трамп вызывает такой шквал негативных эмоций? Мир моды, который вроде бы тяготеет к внешней красоте, оказался восприимчив к чему-то большему? И что в Мелании — бывшей модели и объективно довольно привлекательной женщине — не устраивает дизайнеров? Возможно, то, что она скорее походит не на других первых леди, а на селебрити, которых те же дизайнеры наперегонки снабжают одеждой собственного авторства. Получается, то, что дозволено Юпитеру, не дозволено быку? Возможно, если бы Мелания не претендовала на место в самой верхушке американской социальной иерархии, то никогда бы не встретила такой волны осуждения, с которой она вынуждена столкнуться сейчас.

Кадр из съемки для Harper's Bazaar

«Трофейную жену» — так Меланию называют политические оппоненты Трампа — принято стыдить за откровенные снимки, когда-то украсившие мужские журналы. Однако стоит заметить, что те же самые журналы (впрочем, уже женские) и легитимизировали Меланию, как когда-то легитимизировали Ким Кардашьян: с тех пор, как последняя появилась на обложке авторитетного американского журнала о моде, споры о том, модный или откровенно безвкусный персонаж Ким, поутихли. Тем не менее, сама Мелания дает публике немало поводов для критики. Например, заявляя, что она хочет быть похожей на Жаклин Кеннеди и Бетти Форд. Обе названные первые леди заметно выделялись на фоне своих предшественниц (да и последовательниц, чего уж таить): одна — своим внешним видом, до сих пор будоражащим умы все неравнодушных к теме личного стиля, другая — феминистскими убеждениями и смелыми высказываниями.

На самом деле, отношения дизайнеров с американскими первыми леди не всегда были безоблачными. Если обратиться к истории Белого дома, найдется несколько любопытных случаев. Как ни странно, разногласия с дизайнерами возникли даже у всеобщей любимицы Мишель Обама.

Как раз в демократичности ее стиля и крылась причина непонимания между первой леди и Оскаром де ла Рента. Дизайнер, одевавший жен американских президентов еще со времен Кеннеди и дававший скрупулезные советы по стилю всем, от Бетти Форд и Нэнси Рейган до Лоры Буш и Хиллари Клинтон, ополчился на Мишель из-за недостатка тяги к роскоши. Миссис Обама всегда отличалась умением выбрать удачный наряд из ассортимента демократичных марок (кстати, не всегда американских — например, ее часто видели в одежде от британского интернет-гиганта Asos, что с формальной точки зрения противоречит протоколу).

И эту особенность де ла Рента, приверженец либеральных ценностей, расценивал как популизм. Дизайнер даже обмолвился, что его отношения с первой леди, скорее всего, закончатся также плохо, как и начались, но прошло некоторое время, и Мишель, как и все ее предшественницы, все-таки оделась в коктейльное платье Oscar de la Renta. Впрочем, в одежде от Мойзеса де ла Ренты, приемного сына известного дизайнера, Мишель Обама, всегда активно поддерживавшая молодые дарования, вышла в свет на несколько лет раньше.

Мишель Обама в Oscar de la Renta

И это не единственный случай. К примеру, дизайнер канадского происхождения Арнольд Скааси, известный тем, что к его услугам прибегали Майми Эйзенхауэр, Хиллари Клинтон, а также Барбара и Лора Буш (и это только первые леди, а среди поклонниц Скааси числились и другие знаменитости вроде Барбары Стейзанд и Джоан Кроуфорд и даже первая жена нового президента — Ивана Трамп), не нашел общий язык с Жаклин Кеннеди. В 1961 году, когда новая первая леди оказалась в Белом доме, дизайнер придумал для нее несколько моделей платьев, но отказался подарить их миссис Кеннеди в обмен на упоминание его имени, потребовав оплатить работу. Как вы помните, должность «придворного» дизайнера в итоге досталась более сговорчивому Олегу Кассини. Позднее, в мемуарах, которые Скааси опубликовал в 2004 году, дизайнер признался, что отказ работать бесплатно был самым глупым решением в его жизни.

В общем, ответ на вопрос, кто сильнее пострадает от разрыва отношений - дизайнер или первая леди — кажется более или менее очевидным. А вот еще один пример из истории. Жаклин Кеннеди Онассис не перестали обожать даже после того, как бывшая первая леди распродала свою коллекцию одежды от Valentino, Yves Saint Laurent и ­Halston в 1975 году. Да, публика была немного шокирована, когда Джеки решила обменять «часть истории» на прозаичные денежные знаки, но это не пошатнуло статус мировой иконы стиля.

Кадр из съемки для Harper's Bazaar

Похожая история случилась с женой первого президента США — Мэри Тодд Линкольн. Она пользовалась услугами известной в Вашингтоне чернокожей швеи, бывшей рабыни, сумевшей благодаря своим талантам не только выкупить себя из рабства, но и начать работу в Белом доме. Мэри Тодд Линкольн и Элизабет Кекли довольно быстро стали близкими подругами, но также быстро и разругались — после гибели Линкольна обе решили продать некоторые из вещей первого президента, но швея на вдову не обиделась, а вот миссис Линкольн миссис Кекли такого поступка не простила. К несчастью для портнихи, ее стали считать скандалисткой, и поток клиентов иссяк.

И хотя приведенная выше история принадлежит временам, когда швеи занимали не самую высокую ступень в социальной иерархии (ну, а чернокожие швеи — тем более), исторический урок усвоил классик американской моды Ральф Лорен. Во время предвыборной гонки он активно поддерживал Хиллари Клинтон, но с победой Трампа быстро переориентировался, и во время выступления Дональда в отеле Hilton Мелания появилась в белоснежном комбинезоне от Ralph Lauren. Дизайнер также стал одним из главных претендентов на авторство инаугурационного костюма миссис Трамп.

Мелания Трамп в Ralph Lauren

Прав ли Том Форд, заявивший, что, во‑первых, Мелания Трамп его не вдохновляет, а во-вторых, наряды первой леди должны быть более демократичными, чем одежда Tom Ford, судить сложно. Впрочем, дизайнер не стал бы одевать и Хиллари Клинтон в случае ее победы — ровно по тем же самым причинам.

Причина, по которой с миссис Трапм не желает работать Марк Джейкобс — тоже политическая. С приходом новых президента и вице-президента надежды дизайнера на расширение прав сексуальных меньшинств рухнули. Этим же фактом можно объяснить и неприятие новых первых лиц государства Фордом, Леоном и Лэмом.

Можно ли в этом контексте говорить о демократизации моды? Ведь несмотря на то, что Трамп — часть массовой культуры и что он несет ее в политику, политика расставляет свои акценты. Дизайнеры публично высказывают свое неодобрение именно по политическим соображениям и находят одобрение среди публики.

Тем не менее, самые прозорливые все-таки считают негативное восприятие образа Мелании временным явлением. Вслед за Ральфом Лореном еще один популяризатор классического американского стиля, Томми Хилфигер заявил, что Мелания: а) очень красивая женщина, б) что одевать ее было бы честью для любого дизайнера и в) что вообще примешивать в эту историю политику не стоит. Каролина Эррера в свою очередь напророчила, что по прошествии нескольких месяцев все плюнут на поднятую шумиху и будут мечтать одеть Меланию Трамп. Ведь отныне она представляет не только своего мужа и его политические взгляды, но и всю страну. А вот прокатиться на американской теме еще никто не отказывался.

Текст: Яна Демченко

← Нажмите «Нравится» и читайте нас в Facebook