Поиск
22 сентября 2017

Как успевать вести светский образ жизни и быть хорошей матерью

Юлия Прудько о моде на детей в светском обществе и о том, кто кому нужнее

Юлия Прудько и Федор на свадьбе Наташи и Мурада Османн
Юлия Прудько и Федор на свадьбе Наташи и Мурада Османн


Мода на детей в обществе — а менее цинично это явление и не назовешь — возникла не так давно. Сложно сказать, что именно стало катализатором, но, так или иначе, малыши постепенно освоили пространство, ранее предполагавшее присутствие только взрослых: любителей закатить глаза по поводу хныков, нарушающих гармонию диджей-сета, все меньше, амплитуда их закатывания скромнее, а сервисы и девайсы, облегчающие существование IT-мам, множатся как грибы после дождя. Да и главный тренд светских мероприятий, к организации которых подходят не только с умом, но и с душой, — наличие детских развлечений. Так, на последнем благотворительном аукционе Светланы Бондарчук Action! работала целая команда аниматоров, а лого детского клуба Vikiland, создающего развлекательные корнеры, мелькает теперь на вечеринках чуть ли не чаще логотипа Moët & Chandon. Что уж говорить про «узкоспециализированные» вечеринки вроде елки Cartier, приема Caramel в Британском посольстве и утренников в ЦУМе: все они неизменно собирают такую сверхъестественную явку, что давно завязавшие с материнством героини подумывают, где бы взять напрокат самый важный элемент дресс-кода — собственно ребенка.

Первый раз я вывела сына в свет на шоу Walk of Shame, когда ему исполнился месяц. Не знаю, почему так сложилось, но пре-пати к показам Андрея Артемова всегда носят ярко выраженный «детский» характер — даже если начинаются, когда «Спокойной ночи, малыши» уж полчаса, как отгремело: Колянчик Зверков носится по подиуму вместе с дочкой Наташи Гольденберг, сыном Ани Дюльгеровой и еще толпой чад, чью фамильную принадлежность я пока не научилась определять. Одним словом, Федор идеально вписался.

К тому моменту, как ему исполнилось четыре месяца, я могла похвастаться тем, что виртуозно умела уговорить мишленовского шефа разогреть детское питание на званом ужине в Большом, развлечь ребенка бриллиантами на презентации Damiani, уместить подгузник в клатч. И, конечно же, завербовать половину светской Москвы в краткосрочные няньки, чтобы решить рабочие вопросы на открытии ресторана. На свадьбе Наташи и Мурада Османн я уже непринужденно демонстрировала чудеса эквилибристики, балансируя с сыном в слинге на экстремальных шпильках Nicholas Kirkwood и подкармливая его в платье Rasario с глубоким вырезом — к сожалению, правда, на спине.

На все комментарии друзей о нашей насыщенной жизни я отшучивалась, что Федя — мой новый любимый аксессуар, «клатчик». В действительности же это был единственный гармоничный способ существования: я мечтала как можно больше времени проводить вместе, но при этом категорически не хотела обрастать махровым халатом. Кормить сына молоком, но не отказываться от той жизни, которой жила до родов. Быть хорошей матерью, но ничем не жертвовать — чтобы не упрекать и не винить никого впоследствии. Поэтому я считаю феноменально прекрасным то, что время и общество, в котором мы живем, дают возможность почувствовать такую свободу материнства, такой ее кайф.

P. S. В минуты особой усталости я всегда начинала мечтать о втором декрете. Абсолютный информационный штиль, годовой тариф «абонент недоступен», манящая нега безделья, плюшевые треники, неспешное покачивание мысли в диапазоне от «агу» до «у-тю-тю» — эта медитация неизменно наполняла меня бесконечным количеством сил и энергии! Ровно до тех пор, пока я не забеременела во второй раз. И вот теперь, когда мою сладкую слюнявую сказку так просто сделать былью, я с еще более пристальным вниманием выбираю для будущего малыша идеальный слинг — чтобы и с коктейльным платьем, и с вечерним, и под Miu Miu с перьями подходил!