Поиск
24 июля 2017

Назад в 80-е! К сексу и празднику

Алексей Беляков о сильных женщинах в неоновых лосинах, лиловых тенях и моде без «харрасмента»

Кадр из фильма Василия Пичула
Кадр из фильма Василия Пичула «Маленькая Вера», 1988 год

Это был год, наверное, 1986-й. Я познакомился с девушкой по имени Вера. Не смейтесь, но в библиотеке: оба были студентами. Договорились о встрече. Когда Вера пришла к памятнику Пушкину через пару дней, я ее не узнал. Ждал скромницу в белой блузке, какой она сидела в читальном зале. А тут явилась фурия — с лиловыми тенями, в очень узких джинсах-варенках, желтой разболтанной майке и с адской кухней на голове. Но самое главное — на ней было штук восемь толстых браслетов и широкий пояс с цепочками и висюльками. Мы пошли в пиццерию, это было так модно. Там она быстро поднабралась и начала отплясывать под песню «Музыка нас связала…» Я робко тянул в углу свой коктейль, а мужики вокруг глазели на мою фурию, которая отдавалась безумному танцу и радовалась — юности, вечеру, пицце, свободе. Все эти цепочки, браслеты, висюльки на ней звенели громче, чем группа «Мираж». Потом мы мчались к Вере домой на такси, целовались, и ее волосы, сцементированные пахучим лаком, кололи мое юное лицо.

Ее называют нелепой, ужасной, вульгарной — моду 80-х. Но я-то жил среди этого великолепия, я очень люблю девчонок той сумасшедшей эпохи — с громоздкой бижутерией, в плечистых пиджачках, с румянами на пол-лица. И еще этими взбитыми до облаков волосами. Это было дико. И это было дико сексуально. Женщины словно взбесились, выпустили наружу всех своих демонов, объявили себя страшно крутыми, как их навороты на голове. Тогда в моде был не просто воинственный мейкап, а сердитые девичьи лица, агрессивный взгляд исподлобья: «Ты понял, кто я, а?»

И весь этот безжалостно пестрый карнавал буянил под очень веселую песенку Синди Лопер — Girls Just Want to Have Fun и ту же группу «Мираж»: «Не читай нотаций мне, мама, это ни к чему-у-у…» Да, девчонки тогда распоясались. Они стали опасными и очень желанными.

На самом деле вся философия «сильной женщины», она оттуда, из 80-х. Сериал «Династия» вся Америка бросилась смотреть, когда в 1981 году там возникла Джоан Коллинз, точнее ее героиня, которая крутила всеми как хотела. А завершила эпоху красотка на Голливудском бульваре по имени Вивиан. Она хоть и проститутка, но стоит дороже всего Голливуда: у нее крепкие моральные принципы, твердый характер, гордый взгляд. Ричард Гир не устоял, а куда ему было деваться?

Еще одна актриса заставила женщин заняться фигурой. Джейн Фонда со своей аэробикой. Она превратила женщин в крутобедрых валькирий, мужчины немели от страха и вожделения. Видеокассеты с аэробикой стали хитами. А с ними заодно женский спорт, кроссовки и лосины неоновых цветов.

Ладно Америка и Европа, но занятия аэробикой показывали по советскому телевидению, что меня удивляет до сих пор. Как подобное безобразие допустили? Лихие девчонки в гетрах так страстно прыгали и извивались, что эти передачи стали самыми популярными в нашей армии. Пока дежурный офицер не разгонял всех пинками. Потом сам садился смотреть, тяжело дыша.

Кадр из фильма Петра Тодоровского «Интердевочка», 1989 год; постер фильма
Кадр из фильма Петра Тодоровского «Интердевочка», 1989 год; постер фильма «Маленькая Вера», 1988 год

Уж если вспоминать СССР 80-х, то не Горбачев там был главный. И даже не его жена, хотя вся страна обсуждала наряды Раисы Максимовны. Главными стали две оторвы, героини «Маленькой Веры» и «Интердевочки». Простушки с огромным гонором, которые уверены только в своих силах, которые зарабатывают как могут, а все мужики вокруг — тряпки, мерзавцы, зануды. На сеансы в кино стояли голодные очереди: страна балдела от новых героинь. Наталья Негода — наш первый настоящий секс-символ, до чего была хороша, чертовка. От ее маленькой Веры с пластмассовыми клипсами, буйным мелированием, короткой юбочкой и сейчас не оторвать глаз.

80-е — это последний всплеск реальной моды. Когда была внятная философия и четкая геометрия. В 80-е все было просто и ясно. Каноны, линии, формы. Да, может, и дико, но были заданы все правила веселой игры. И была первобытная сексуальность, были вызов и страсть. Потом начались гранж, декаданс, разброд и шатания. А без игры человеку скучно. Без игры моды нет. Секс и страсть политкорректные идиоты загнали пинками в рубрику «как избежать харрасмента». А кому нужна мода без секса, вызова и харрасмента?

Стиль 80-х ближе всего русскому сердцу, как бы мы над ним теперь ни куражились. Мы всегда были страной сильных женщин. Женщин, которые берутся за мужскую работу и сами решают все вопросы. Пиджаки мужского кроя с широкими плечами — это для наших девчат. В 1982 году Вячеслав Зайцев открыл свой Дом моды и вскоре по его подиуму двинулись модели в «атлетических» пальто и жакетах. Я был на двух последних показах Зайцева, он до сих пор не может расстаться с силуэтами 80-х. И я очень понимаю Вячеслава Михайловича.

А все эти побрякушки эпохи? Что может быть слаще для нашей девушки? Когда нацепляешь 16 браслетов и 8 цепочек. На улицу выйти приятно, любой обернется на звон. Как колокольчики русской тройки.

Дурацкий нюдовый мейкап, которым теперь забили голову, он вообще не для нас. Русская девушка должна и в булочную накраситься так, будто ей на сцену, подтанцовкой в группу «Мираж». Это наше, родное, заветное. У нас и так жизнь мрачна, кто ее расцветит? Только сами. Лиловые тени, бордовые румяна, губы цвета фуксии. Взбила волосы и пошла такая в лосинах, на каблучках. Цок-цок-цок. Звяк-звяк-звяк.

Не уходи, маленькая моя Вера, дай полюбоваться тобой. Не убегай, замри на фоне мятого постера группы A-ha. Давай останемся тут навсегда? Хочешь, станцуем брейк или видак посмотрим, у меня есть эротика с переводом очень смешным, гнусавым таким. Не спеши, моя Вера, не уходи, не старей. Не превращайся в мираж. Я уже знаю будущее, я оттуда. Там нет праздника и секса. Там, Вера, тоска.