Поиск
29 марта 2017

Рай — это другие

Режиссер Андрей Кончаловский и актриса Юлия Высоцкая — об одном из главных фильмов года — «Рай», получившем «Серебряного льва» в Венеции, попавшем в шорт-лист «Оскара», а вчера удостоившемся премии «Ника»

На Юлии Высоцкой: платье, IZETA, жакет, I AM STUDIO; на Андрее Кончаловском: (здесь и далее) одежда и обувь - собственность режиссера
На Юлии Высоцкой: платье, IZETA, жакет, I AM STUDIO; на Андрее Кончаловском: (здесь и далее) одежда и обувь — собственность режиссера

Чем больше обещает название, тем с более сложными мыслями оставит после просмотра кино — действие этого алгоритма не раз проверял на себе неглупый зритель, не ждущий легких ощущений от картин, озаглавленных «Счастье», «Любовь» или «Долгая счастливая жизнь». «Рай» Андрея Кончаловского — не исключение. «Редко это слово появлялось на более мрачном фоне, чем показанный в начале фильма тюремный коридор», — замечает рецензент Variety, перед тем как расхвалить трудное зрелище, получившее в Венеции «Серебряного льва» и вошедшее в шорт-лист «Оскара».

«Не обещайте деве юной любви небесной на земле». Кончаловский и не обещает: героиня его фильма попадает в условия, далекие от бытия в блаженстве. Аристократка, она бежала от революции в Париж и там, как бывало с родовитыми русскими иммигрантками, успешно влилась в индустрию моды — работает редактором едва оперившегося Vogue. Но порция ужасов от щедрого XX века настигнет ее все равно: грянет война, Францию оккупируют, и Ольга, укрывшая в доме еврейских детей, загремит в полицию, а оттуда — в концлагерь. В первой ее поклонником станет неюный комиссар-коллаборационист, во втором — белокурый гитлеровец, убежденный в том, что за дымом газенвагенов маячит натуральный рай на земле. Каждому из героев будет дана возможность спокойно высказать свою позицию перед строгой фронтальной камерой — течение фильма прерывается своеобразными интервью с персонажами, придающими происходящему документальность и одновременно отстраняющими его от нас.

На Юлии: комбинация, SLEEPER; топ и туфли, MIU MIU; колготки, CALZEDONIA
На Юлии: комбинация, SLEEPER; топ и туфли, MIU MIU; колготки, CALZEDONIA

На Юлии:  жакет, I AM STUDIO
На Юлии: жакет, I AM STUDIO

«В моей картине нет сопоставлений вроде «хорошие партизаны и плохие фашисты». Все герои — самые обыкновенные люди. Они преданы своим идеалам или заблуждениям, — дает шанс на спасение своим персонажам Кончаловский. — Вообще, понятия «хороший» и «плохой» очень сложно определить: иногда мы любим людей, которые совершают отвратительные поступки». Такой же шанс на любовь дается в фильме и жуткой, античеловеческой реальности — она в «Рае» представлена совершенно надземным образом. Кончаловский посчитал безнравственным изображать неведомые современной публике человеческие страдания в техниколоре (буквально в каждом интервью из Венеции он подчеркивал, что толпы заключенных в цветных картинах о холокосте напоминают ему массовку в опере Верди «Набукко») и снял черно-белое кино. Критики окрестили изображение чернильно-фарфоровым, нежностью (serenity) уравновешивающим беспощадность (severity) происходящего. Англоязычные рецензии на этот фильм, который сам автор сравнивает с романом, вообще похожи на стихи — и, посмотрев, вы поймете почему. Бывалый француз Филипп Дюкен и талантливый немец Кристиан Клаусс достойнейше ведут свои партии, но главный удар приходится, конечно, на Юлию Высоцкую: кажется, супруг специально дает ей роли, в которых она могла бы проявить человеческую и актерскую самоотверженность.

Вообще, понятия «плохой» и «хороший» очень сложно определить». Андрей Кончаловский

В диапазоне от беззаботности до полнейшего отчаяния она, похудевшая до неподдельно изможденного вида, существует героически, а за кадром с улыбкой рассказывает о том, каким испытаниям подвергал ее режиссер: «Я была совершенно не готова к тому, что мне во время съемок побреют голову. До сих пор страдаю. Все произошло в три последних дня, мы как раз готовились к съемкам интервью. Андрей заходит ко мне в трейлер и говорит стилисту: «Не надо ее укладывать! Брейте наголо!». После этого я три часа пряталась, не могла показаться на люди. Москва, декабрь, на улице минус пятнадцать, а я сижу в трейлере и рыдаю из-за волос. Конечно, я поняла надобность такого решения и доверяю Андрею безгранично. Но эмоционально было тяжело». При этом на площадке актриса не забывает и о роли жены, в присутствии группы называя Кончаловского по имени-отчеству, но, по ее словам, пристально следя за тем, чтобы муж не переутомлялся и не забывал поесть. «Однако вот парадокс: чем дальше заходили съемки и чем больше мы страдали, тем счастливее себя чувствовали, — удивляется Высоцкая. — Знаю, что звучу как сумасшедшая, но мы испытывали удовлетворение: усталые и в то же время довольные, мы много смеялись, были такой сплоченной творческой командой. Яше (немецкий артист Якоб Диль, которого российские зрители могли видеть в главной роли в ленте Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр» и который в «Рае» играет одного из нацистов. — Прим. НВ) пришлось раньше закончить съемки — он должен был уехать из Москвы, пока мы еще работали. И я помню тот момент, когда его глаза вдруг налились кровью, он покраснел и закричал: «Ненавижу вас всех!». Мы переполошились: «Что стряслось?». А Яша с обидой заявил: «Вы все тут остаетесь, а мне уже уезжать!».

На Юлии: свитер, RUBAN; комбинация, SLEEPER; чулки, CALZEDONIA
На Юлии: свитер, RUBAN; комбинация, SLEEPER; чулки, CALZEDONIA

Кончаловский не забывает, впрочем, отметить, что беспощаден не только к артистам, но и к собственным продюсерам: «Я им сказал: вы не получите обратно ни единого цента. Но они все равно вкладывают деньги в мои проекты. Не чтобы заработать, а потому что им интересно. Я только что закончил сценарий про Микеланджело и буду снимать его таким же образом. Уже предупредил продюсеров, что они ничего не заработают. А актеров планирую искать прямо на итальянских улицах». Но есть отчего-то уверенность, что на этих улицах он встретит и актрису Юлию Высоцкую — от судьбы, тем более такой счастливой, не убежишь.

Текст: Ольга Шакина
Фото: Алексей Колпаков
Стиль: Светлана Вашеняк

Впервые материал был опубликован в журнале Harper's Bazaar Россия — февраль 2017.