Поиск
3 июля 2017

Уйти в офлайн: Даша Веледеева о переполненном фильтрами мозге и digital-детоксе

Вы правда думаете, что не так уж и много времени тратите на соцсети? И что словосочетание «клиповое мышление» не имеет к вам никакого отношения? Попробуйте, как я, уйти хоть на пять дней на цифровой покой — и вас ждет масса открытий. Приятных и не очень

Фото: Дарья Свертилова для The Blueprint

К digital-детоксу я подбиралась давно. Сначала появились смутные сомнения: возможно, секрет моей хронической бессонницы все же в том, что я засыпаю с телефоном в руках? Моя любимая шутка на эту тему: «22:00. Ложусь спать. 4:15. Интересно, пачкаются ли глаза у колобка, когда он катится?» Вот и мне все это было страшно интересно, и я с остервенением, заслуживающим явно лучшего применения, пыталась уследить и за колобками, и за перипетиями жизни и подробностями быта условных Ани, Тани, Олеси и Евгения. Будучи максималистом, я считала своим долгом не пропустить ни одной stories из жизни ньюсмейкеров. И конечно, важно было не отставать самой: вдруг кто-то не увидит мой завтрак и страшно расстроится? Или вот, самые модные туфли сезона — как их не показать? В принципе, надо признать честно, «Инстаграм» с «Фейсбуком» превратились для меня в главных раздражителей, а я — в бабушку у подъезда, комментирующую каждую неподобающую выходку соседей. Справедливости ради стоит все-таки отметить, что частота телесноориентированных постов и правда стала запредельной, и, по‑честному, однообразие этого изрыгающего сексуальность контента уже немного утомило. Как перестала умилять привычка людей, не говорящих на языке, исправно комментировать свои картинки на английском. Из лучшего и любимого — «good buy, Monaco» и «good bay, London», встречающиеся сплошь и рядом: кто-нибудь, пожалуйста, расскажите авторам посланий, что означают эти слова.

Все во мне кричало: зачем?! Вы, конечно же, сейчас спросите, почему бы не отписаться от раздражителей? Отвечу прямо: друзья на то и друзья, чтобы переживать кризисы вместе. Даже кризисы дефицита внимания. Когда-то для всех вопросом жизни и смерти было наличие себя любимой в разделе «светской хроники», теперь все измеряется количеством сердец и просмотров видео. Но пройдет и это, откроется новая ярмарка тщеславия.

В какой-то момент я вдруг поняла: мозг настолько переполнен фильтрами, фейстюном и банальными орфографическими ошибками, что я уже не могу произвести ничего сама. Ни сочинить идею для съемки, ни придумать новую рубрику. Чтение текста длиннее двух абзацев превратилось в труднейшую задачу, и осилить за раз больше 15 страниц самой увлекательной книги было невозможно. Даже посмотреть фильм целиком, не отвлекаясь на телефон, не получалось. Я было уже смирилась с фактом эмоционального выгорания и стала подумывать о собственной профнепригодности и развивающемся слабоумии, но все-таки решила дать себе еще шанс. И договорилась сама с собой, что на пять дней тема соцсетей будет для меня закрыта. Конечно, оставались почта — номер-то сдавать надо — и мессенджеры. Но, поверьте, даже эта простая мера оказалась сверхэффективной. Уже на второй день в голове все как-то прояснилось — и сразу сами собой придумались новые истории для журнала и сайта. Я прочитала целую (!) книгу и начала следующую, совершенно себя не заставляя. Спать стала как вымотавшаяся пятилетка после дня на каруселях. Просыпалась без будильника, а утро начинала не с перелистывания ленты «Инстаграма», а с йоги и дыхательной гимнастики. Засыпала с книгой, как в детстве. Да, и никакой зависимости не наблюдалось — просто сказывалась сила привычки. Но когда пальцы сами тянулись к натертым до блеска иконкам, я их отдергивала, как ошпаренная. Недостатка в общении тоже не было: с самыми важными людьми я привыкла по старинке разговаривать. А теперь главное — вернувшись через каких-то пять дней цифровой тишины в такой раздражающий, но родной мир соцсетей, я поняла, что все-таки соскучилась. Все осталось на своих местах, а постоянство всегда меня умиротворяло. Знаете, такое же чувство было после летних каникул, когда первого сентября даже невыносимая одноклассница была тебе как-то ближе и роднее. Так, что там у нас на завтрак?