Поиск
2 декабря 2014

Новое место в Москве: ресторан «Фаренгейт»

Андрей Деллос, создавший рестораны «Пушкин» и «Турандот» — лучшие в Москве гастрономические аттракционы для иностранцев, — открыл заведение для молодых и продвинутых соотечественников, где не стыдно взять сэндвич на вынос.
Новое место в Москве: ресторан «Фаренгейт»
  • Текст: Маруся Соколова

Время парадных ресторанов с накрахмаленными скатертями прошло. Модным и молодым это стало очевидно лет пять назад с появлением Delicatessen, где шумно, тесно, брутально и невозможно вкусно, а шеф, бармен и остальные совладельцы сами встречают гостей и быстро становятся «своими в доску». Потом подхватила волну аудитория пошире, и все повалили к Уильяму Ламберти в Uilliam’s на его открытую кухню, на террасу в окнах и на возможность вот так запросто поздороваться с тем, кто тебя сейчас будет кормить понятной, качественной, пусть и итальянской едой. Год назад публику постарше покорили «Уголек» (тоже, кстати, дело рук Ламберти) и Leveldva — тот, что этажом выше, с фантастической мебелью — разрозненной, старой, странной, китчевой. Приманка — все та же открытая кухня, бетонные стены и тяжеленые деревянные столешницы (в успевшем уже набить оскомину стиле «лофт») и удачные эксперименты с московскими «хитами» — салатом цезарь, бургерами, мясом и прочими спагетти.

Пока незаштукатуренные стены и переосмысленная еда не успели войти в тираж, как когда-то суши-бары и бургерные, Андрей Деллос открыл ресторан «Фаренгейт». О накрахмаленных скатертях и позолоченных стенах этот человек знает все: на его утку по‑пекински и борщ с фуагра в окружении росписей шинуазри первым делом ведут самых важных гостей столицы, а куриным супом, хрустящими блинами и щучьей головой закусывают похмелье богемные тусовщики. Наутро боссы назначают встречи «у Деллоса», нефтяники и продюсеры шелестят газетами, а экспаты завтракают овсяной кашей. Короче, вам ли рассказывать про «Турандот» и «Пушкин»?

То ли дело «Фаренгейт». Полумрак. С потолка свисают тусклые индустриальные лампы на тонких шнурах разной длины. От пола к потолку, извиваясь, тянутся трубы, а из стен кое-где торчит арматура. Во всем этом урбанистическом полумраке горит ярким пламенем подсвеченная открытая кухня, по которой двигаются повара — отлаженно-хаотично, как танцоры какого-нибудь contemporary dance. Да, в этом очень узнается Нью-Йорк 7-летней давности (помните это рой лампочек под потолком отеля Gramercy и кирпичные стены Locanda Verda?) — кто ж виноват, что до московской публики так долго доходит?

Но вернемся к кухне. Главного здесь можно узнать по татуировкам на руке и киношной пластике, с которой он перемещается по своей сцене. Шеф Антон Ковальков похож на молодого Лайама Ниссона и слегка одурел от вспышек и интервью, обрушившихся на начинающую гастро-звезду за последние пару недель. Все, что знает о нем Москва, — это участие в фестивале молодой кухни Omnivore и недолгая работа в «Любимом месте 22.13». Не густо, но выбору опытнейшего Деллоса нет повода не доверять.

В меню пока чуть меньше трех десятков блюд. Пробегая по нему вскользь, вроде узнаешь всю эту «московскую» кухню. А вчитавшись, видишь: не ризотто, а орзотто. Не просто сэндвич с хамоном, а крафт-сэндвич с уткой, хамоном и инжирным джемом. Такой римейк знакомых блюд, который сам Ковальков называет casual gastronomic: вроде бы сэндвич, а с ганашем из фуагра. Вроде козий сыр и свекла, но не в салате, а в десерте. По той же причине рядом с осьминогом и авокадо у Антона появляется крем мисо и песто из тыквенных семечек, под лососем — печеный баклажан, а в том самом орзотто — черные, а не рыжие лисички. Кстати на локальных продуктах здесь сделан заметный акцент: в осеннем меню есть полба, судак, тыква и свекла. Слева от кухни уходит под потолок небоскреб бутылок. Перед ним — бармен Денис Кряжев. Проведя вечер за барной стойкой «Фаренгейта», можно узнать все, что вы хотели знать об алкоголе, но боялись спросить. Не бойтесь, Денис может говорить о нем, кажется, вечность.

И вот вроде все хорошо: амбициозный шеф, харизматичный бармен, «козырное» место на Тверском бульваре сразу же за «Пушкиным» и «Турандотом», но будет ли сюда такой же вал и fully booked за три дня, как в «Угольке» и Delicatessen былых времен? Окна маловаты, чтобы сидеть в них лето напролет, а звезда Деллос уж точно вряд ли будет сам ходить между столами. Время покажет. А пока бронируйте столы: в гости к Антону Ковалькову приехал из Нью-Йорка мишленовский шеф деллосовского же Bethony Брайс Шуман — поддержать коллегу и покормить вас ужинами. Удачный момент для знакомства с новым местом.