РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Что нужно знать об открытии нового пространства Ruarts Foundation

Рассказывает (и показывает) его основательница Марианна Сардарова
Harpers Bazaar
Harpers Bazaar редакция
Марианна Сардарова. Пальто, Alexander Terekhov; браслеты – собственность Марианны.
Марианна Сардарова. Пальто, Alexander Terekhov; браслеты – собственность Марианны.

Основательница Ruarts Foundation Марианна Сардарова решила перевезти большую часть коллекции фонда в новое шестиэтажное пространство, которое уже 17 апреля откроется выставкой «Мягкая родина». Игорь Гребельников взялся выяснить, что стоит за амбициозным проектом.

Новость о том, что Ruarts открывает шестиэтажное пространство в центре Москвы, не на шутку взбудоражила столичное арт-сообщество. Удивляли и масштаб затеи, и смелость основательницы фонда и одноименной галереи Марианны Сардаровой, ведь последние годы город и без того переживает небывалый бум. Пушкинскому и Третьяковке бросают вызов частные институции, вовсю плодятся галереи – и это при том, что сам арт-рынок едва жив. Но доброй славы фонду Ruarts не занимать. Он организует и поддерживает музейные выставки, предоставляет гранты художникам, проводит аукционы в поддержку «искусства уличной волны» – так называют работы стрит-артистов, которые можно повесить на стену. Независимо и бодро держится и галерея Ruаrts: вернисажи в стенах особняка в 1-м Зачатьевском переулке стабильно собирают пестрый контингент – от бойких адептов того же искусства уличной волны до солидных коллекционеров и светских персонажей. Казалось бы, чего еще желать?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся ненадолго в прошлое. В 2004 году, когда Сардарова только открыла арт-пространство, сразу стало понятно, что у нее свое видение и свой путь. Тогда наши коллекционеры ценили в работах художников яркость и позитивный настрой в духе живописи Дубосарского и Виноградова. Ruarts же удивила пришедших на открытие обстоятельной и очень серьезной выставкой российского и зарубежного видеоарта. Со временем галерее удалось собрать уникальный пул художников, выставки которых можно было рекомендовать в том числе в познавательных целях. «Когда я сюда пришла, честно сказала Марианне, что у меня нет четкого плана, чем именно хотелось бы заниматься, – вспоминает арт-директор Ruarts Катрин Борисов. – Интересно давать некий срез того, что сейчас на поверхности. Поэтому у нас начали появляться стрит-артисты, мы следим за выпускниками Школы Родченко, Британки, подтягиваем молодых – и в то же время продолжаем работать с тем кругом, который уже сложился. И я очень благодарна Марианне за такую свободу». Подобный подход у нас пока еще редкость, да и не каждый галерист может позволить себе открывать новые имена. На вопрос, окупается ли ее галерея – все-таки это коммерческое предприятие, – Сардарова отвечает категоричным «нет». «Возможно, у моих коллег все иначе, но для меня это подвижническая деятельность». Очевидно, что и на новом месте подвижничество не сбавит оборотов. «Открывая галерею Ruarts, я думала, что когда-то она перерастет в другую историю, – рассказывает Сардарова. – В коллекции нашего фонда сейчас около двух тысяч произведений, от живописи шестидесятников и художников-нонконформистов до современной фотографии и стрит-арта. Мне бы хотелось показывать это собрание, но при этом не прекращать галерейную деятельность, ведь это захватывающий и очень живой процесс. Знаете, у нас в семье принято рассуждать вслух – так лучше слышишь себя. Когда я в очередной раз так рассуждала, супруг мне сказал: "Если хочешь сохранить галерею, то пусть остается, у меня есть здание, благодаря которому ты сможешь расширить свой проект". Так взаимопонимание подкрепилось шестиэтажным особняком в Трубниковском переулке, и в том, что Марианна грамотно распорядится квадратными метрами, сомнений нет.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Кстати, определения «музей» по отношению к своему новому проекту Сардарова избегает: «В этом слове есть что-то застывшее». И добавляет, что «пространство не будет позиционироваться как элитарное; туда можно будет приходить всем, чтобы развивать себя». Три этажа отдадут под выставки. Понятно, что все огромное собрание там не покажут, так что тематика и ракурс будущих экспозиций создают немалую интригу. Сардарова вспоминает, что первой покупкой в коллекцию фонда для нее стала картина Эдуарда Штейнберга, а окончательно интерес к советскому андеграунду закрепил двухтомник «Другое искусство». Издание уже давно стало библиографической редкостью, в среде профессионалов его называют «библией неофициального искусства». В первом томе бодро описана хроника художественной жизни, а второй – это каталог одноименной выставки 1990–1991 годов в Третьяковской галерее, где советский андеграунд впервые показали ретроспективно. «Для коллекции фонда неофициальное искусство стало отдельным направлением, – говорит Сардарова. – Мы собираем его целенаправленно: изучаем каталоги аукционов, смотрим работы в галереях и у арт-дилеров. Сейчас у нас есть первоклассные вещи Шварцмана, Немухина, Вулоха, Краснопевцева, Яковлева». Другая часть коллекции – произведения современных художников в довольно широком диапазоне: тут и фотографии Сергея Борисова, Владислава Мамышева-Монро, Виты Буйвид, и живопись Леонида Сокова, Олега Маслова, Виталия Пушницкого, и работы художников стрит-арта Тимофея Ради, Миши Моста, Алексея Луки, Дмитрия Аске. Один из этажей в новом здании займет лекторий. В планах фонда – мастер-классы и образовательные программы, создается даже целый научный отдел. И тут хочется вернуться к тезису про музейно-выставочный бум и ответить-таки на вопрос «Зачем нам еще одно место для искусства?» словами самой Марианны Сардаровой: «Да, новых мест появляется много. Но для города этого все равно мало. Да и не только для города – для всей страны».

Фото: ПАВЕЛ ХАРАТЯН

Стиль: ЛИЛИТ РАШОЯН

Загрузка статьи...