РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Директор фонда V-A-C Тереза Мавика: «Для меня основная миссия "ГЭС-2" – поощрять культурную медиацию»

Большое интервью в честь скорого открытия ГЭС-2 — о планах дома культуры и синих трубах Ренцо Пьяно в центре Москвы
Тэги:
КЕЙП И БЛУЗКА, Valentino; БРЮКИ, Dolce & Gabbana; СЕРЬГИ ETERNAL No 5, Chanel Fine Jewelry (БЕЛОЕ ЗОЛОТО, БРИЛЛИАНТЫ)
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Этой осенью московский дом культуры «ГЭС-2» откроет свои двери после шести лет грандиозной реставрации. О том, почему дебютный проект будет посвящен мыльной опере и зачем Ренцо Пьяно выкрасил 70-метровые трубы в синий цвет, генеральный директор фонда V-A-C Тереза Мавика рассказала Денису Мережковскому.

«В какой-то момент я начала думать, что меня хотят убить», – с абсолютно серьезным лицом шутит глава фонда V-A-C Тереза Мавика. Накануне она со стойкостью супермодели выдержала все сцены с переодеваниями во время семичасовой съемки для Bazaar, которая пришлась на пик рекордной московской жары. А потому сегодня я первым делом передаю ей благодарность от команды за отвагу. «Какое красивое слово. Точно его запомню. Я ведь никогда специально не учила русский язык, поэтому как хищник охочусь за новыми словами. У меня к ним страсть – всегда стараюсь подобрать правильное», – отвечает Мавика, переехавшая из Неаполя в Москву в 1989-м, чтобы учиться в Институте народного хозяйства им. Г. В. Плеханова. Языковой барьер ей пришлось преодолевать на месте – при помощи любопытства и феноменального музыкального слуха. «Итальянцы, которые первым делом взялись за грамматику, так и не смогли свободно говорить, – смеется Тереза. – Двое моих детей учились в русских школах, и я вместе с ними пыталась ее освоить. Но быстро поняла, что дойти до вершины у меня вряд ли получится». Зато с лексикой у нее все отлично: на предложение описать одним словом проект «ГЭС-2», которым они вместе с бизнесменом Леонидом Михельсоном, архитектором Ренцо Пьяно и еще двумя сотнями сотрудников Фонда занимаются последние шесть лет, она предлагает два. «От страха перед масштабом этой истории – а он на нас, разумеется, давит – я бы сказала "монументальность". Но с эмоциональной точки зрения мне хочется произнести "близость". Физическая, мысленная... Ведь поэтому мы и позвали Ренцо – он создает свою архитектуру для того, чтобы объединять людей. С самого начала было понятно, что нам нужен только он – без альтернатив». Исходя из той же логики со временем выкристаллизовалось и определение «дом культуры» – открытое для всех городское пространство без музейной пыли и галерейного высокомерия. «Кстати, мало кто вспоминает, что это вовсе не советское понятие, а дореволюционное. Первый открылся еще в 1882-м, причем не где-нибудь, а в Сибири – в Томске. Так называли важные точки социальной жизни и досуга для всех желающих. Это же можно сказать и про "ГЭС-2". Есть пара свободных часов? Почему бы не прогуляться по этому выдающемуся пространству? Посмотреть выставку, выпить кофе или просто сесть и любоваться на березовую рощу, которую мы здесь посадили», – объясняет Мавика. И через секунду переспрашивает: «В тюрьму тоже "посадили"? Тот же глагол? Понятно».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

КАК ЗАПАДНЫЙ ЧЕЛОВЕК МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО РОССИЯ ДЛЯ ЕВРОПЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ ПЛОХО ЗНАКОМАЯ  ТЕРРИТОРИЯ, ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯСЯ ЧЕРЕЗ РАЗНЫЕ КЛИШЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Инаугурационным проектом «ГЭС-2» должен был стать масштабный перформанс итальянского выдумщика Ромео Кастеллуччи La Vita Nuova. Уже разгоревшуюся работу прервала пандемия, ограничившая свободу передвижения самого режиссера и артистов его труппы Socìetas Raffaello Sanzio. Тереза, хоть и не скрывает досады, призывает сохранять спокойствие: «Мы все равно сделаем этот проект, просто позже. Потому что история, придуманная Ромео, как раз о том, что искусство всегда дарит нам новую жизнь». К счастью, планы на открытие и без того звучат весьма многообещающе. В год 30-летия распада СССР команде V-A-C захотелось вместе с художниками порассуждать о том, куда же нас всех привел тернистый постсоветский путь. «Как западный человек могу сказать, что Россия для Европы по-прежнему плохо знакомая территория, определяющаяся через разные клише. С одной стороны, это страна сверхдуховная, с другой – пока не очень развитая. Получается, то ли святые, то ли варвары. Понимаете, какой диапазон! – объясняет Мавика. – Поэтому мы придумали программу, которая так и называется – "Святые варвары".

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
ТУНИКА, Chanel; КОЛЬЕ И СЕРЬГИ ETERNAL No 5, Chanel Fine Jewelry (БЕЛОЕ ЗОЛОТО, БРИЛЛИАНТЫ)

Тему планируют раскрыть в пяти главах: каждая четыре месяца будет занимать центральное место в выставочном пространстве (под него здесь, к слову, отведено около шести тысяч квадратных метров). Первый сезон отдадут исландцу Рагнару Кьяртанссону – бывшему участнику группы Sigur Rós, а ныне звезде модерн-арта, чья инсталляция «Посетители» возглавила список 25 самых важных произведений искусства XXI века по версии The Guardian. По задумке художника, на главном проспекте «ГЭС-2» возникнет киноплощадка, на которой профессиональные актеры вместе со случайными зрителями будут разыгрывать сцены из «Санта-Барбары». Тереза с радостью объясняет почему: «Этот сериал с начала 90-х в течение десяти лет транслировал образы и ценности, совершенно чуждые России того времени. Обычно так работает культурная колонизация. Что-то похожее случилось после Второй мировой войны, когда в Европу приехал Голливуд и все вдруг стали американцами. Наше великое итальянское кино пыталось с этим бороться, но ничего особо не вышло. В случае же с Россией произошло грандиозное – она не поддалась. Поэтому в первом сезоне мы переснимем "Санта-Барбару" на русском языке, окончательно ее присвоив». Следующие части последовательно посвятят разнице между правдой и истиной, культу матери во всех его проявлениях и освоению космоса – вселенского и внутреннего. А в финальной главе «Еле слышно» с евангельским подзаголовком «Глас хлада тонка» визуальную составляющую сведут к минимуму – нам предложат остаться наедине с собой и музыкой, которая станет основой проекта.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я ХОЧУ СЧИТАТЬ НАШЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ НЕ В ТЕХ ЛЮДЯХ, КОТОРЫЕ ПРИШЛИ К НАМ ВПЕРВЫЕ, А В ТЕХ, ЧТО ВЕРНУЛИСЬ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Увертюрой к открытию дома культуры нового образца станет появление в его окрестностях двух знаковых скульптур. На подступах к набережной установят знаменитую 18-метровую «Большую глину» швейцарца Урса Фишера, а напротив рощи экспонируют распиленное дерево итальянца Джузеппе Пеноне. «Вы читали, что в Краснодаре демонтировали "Тороиды" (три скульптуры художника Валерия Казаса из серии "Папье-маше". – Прим. НВ), потому что люди бросали в них яйца? Они простояли всего пять дней, – удивляется Тереза. – Лично я смертельно испугалась! Не дай бог, кто-то так же возненавидит и наши работы. Как сперва невзлюбили синие трубы. А мне кажется, что через них мы сможем донести голос российского современного искусства прямо в космос». Впрочем, Мавика и ее команда рады даже самым консервативным зрителям: свой способ воздействия моя собеседница описывает емкой фразой «шерить опыт». «Для меня основная миссия "ГЭС-2" – поощрять культурную медиацию. Цель не в том, чтобы "объяснить" скрытый смысл произведения, а рассказать о значении той или иной работы для нас самих, – поясняет директор V-A-C. – Это, конечно, придумали не мы, так происходит во всем мире. А в России пока сохраняется понимание сакральности предмета искусства, отношение к нему как к чему-то недосягаемому. Хотя это всего лишь часть нашей собственной жизни». Озвученные Мавикой принципы разделяет и совсем новый Международный культурный фонд Chanel, который вместе с «ГЭС-2» вот-вот запустит программу поддержки творческих резиденций для молодых художниц, работающих в точках пересечения изобразительного искусства, танца, музыки, театра и видеоарта. «Иногда меня спрашивают, как мы будем измерять успех нашего проекта, – рассуждает Тереза. – Обычно музеи просчитывают его в количестве новых посетителей, но в случае с Москвой, пока еще не ставшей одной из культурно-туристических столиц мира, это не совсем правильно. Tate Modern ежегодно принимает более 5 миллионов посетителей, но сколько из них туристов? И как долго уже работает галерея? Поэтому я хочу считать наше благополучие не в тех в людях, которые пришли к нам впервые, а в тех, что вернулись. Самое главное, чтобы это место стало для них близким».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Под занавес разговора вспоминаю цитату Ренцо Пьяно: он однажды сказал, что «ГЭС-2» во многом «про сумасшествие». И правда, редкий здравомыслящий человек согласится подписаться на такую даже не стройку, а реставрацию века, где каждая старая гайка обязательно потребует к себе уважительного отношения. «Еще он говорил, что нам нужно внутри этого удивительного старинного пространства устроить "взрыв современности", – добавляет Мавика. – Кстати, может быть, как раз от этого "взрыва" наши синие трубы так выросли».

ПЛАТЬЕ, Marina Rinaldi; ТУФЛИ, Khaite; ЧАСЫ BOY-FRIEND, Chanel Watches(СТАЛЬ)

Фото: ПОЛИНА ТВЕРДАЯ
Стиль: ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАНОВА

МАКИЯЖ: ЭРНЕСТ МУНТАНИОЛЬ @CHANEL; ПРИЧЕСКА: ОЛЬГА ЧАРАНДАЕВА ДЛЯ @ORIBE_ RUSSIA; АССИСТЕНТЫ СТИЛИСТА: КИРИЛЛ ЛЕНЕВ, МУРАД МАГОМЕДОВ, КСЕНИЯ САРБУЧЕВА; АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА АНТОН ГРЕБЕНЦОВ@ BOLDMOSCOW; АССИСТЕНТ ПРОДЮСЕРА КСЕНИЯ ПОКРОВСКАЯ; ПРОДЮСЕР КСЕНИЯ СТЕПИНА.

Загрузка статьи...