Свернуть
Поиск
25 сентября 2018

Создатель The House of Oud: «Когда вы войдете в магазин, первый флакон, который увидите, будет нашим»

Парфюмер Андреа Казотти рассказал Марине Грибовой о редких ингредиентах в новой коллекции ароматов

Андреа Казотти
Андреа Казотти

Андре, вы — итальянец. Почему решили назвать свой бренд The House of Oud? Почему не взялись за традиционный итальянский «колонии», например?

Седьмое поколение итальянцев! (Смеется.) Я более 10 лет путешествовал по миру в поиске ингредиентов. И больше 10 лет провел на Ближнем Востоке. Поэтому для меня было очень важно передать эту часть мира в ароматах. Если мне будет нужно в двух словах описать Ближний Восток, я выберу в первую очередь уд и вторым пунктом будет их гостеприимство. И название бренда The House of Oud — это как приглашение стать гостем и пережить опыт и гостеприимство Ближнего Востока. И опять же, мы использовали уд в производстве не традиционным арабским путем, когда он доминирует над другими ингредиентами. В наших композициях он подчеркивает красоту других составляющих. У нас есть только один аромат — Crop, который полностью отдает дань Ближнему Востоку. И если в нашей классической коллекции мы маньяки точности: следим, чтобы все соответствовало друг другу идеально, то Crop делаем так, наугад. Берем все ингредиенты, которые есть на фабрике, смешиваем и смотрим, что из этого получится. Такой чистый эксперимент.

Вы используете один вид уда?

За время работы я попробовал более 200 видов уда. И каждый раз, когда «дегустирую» новые виды, открываю для себя разные взаимодействия его с другими ингредиентами. Есть разновидность, которая растет в Таиланде и Бирме, — элегантный, нежный, сладкий, такой нигде больше не найдешь. Уд тоже бывает очень элегантным.

Расскажите немного об истории марки.

Изначально мы не планировали создавать бренд, просто хотели сделать подарки друзьям на Новый год. У нас был 15-летний опыт работы в парфюмерии. И нам захотелось посмотреть на парфюмерию под другим углом. Мы не просто используем редкие ингредиенты, но и работаем с ними иначе, ищем нестандартные решения. Посмотрите на дизайн нашего флакона, перевернутый вниз головой, — и это тоже говорит о том, что мы подходим к вещам необычно, с другой стороны. Я уверен, когда вы войдете в магазин, первый флакон, который увидите, будет нашим.

Да, несомненно, они привлекают внимание. Как вам вообще пришла в голову идея создавать такие флаконы?

Идея элементарная. Когда мы думали о том, какой дизайн сделать, вдохновлялись самой простой вещью, которая может быть, — формой ладони.

Empathy
Empathy

Флакон похож на морскую гальку, тактильно очень приятный.

Покрытие — запатентованная технология: микс чернил, краски и растворителя. И когда это все наносится, рисунок ложится по‑своему. Получается, что все флаконы разные и каждый уникальный.

С какого аромата вы бы посоветовали начать знакомство с коллекцией?

Меня особенно привлекает Empathy, где мы впервые использовали цветы груши, табак и уд, который подчеркивает и усиливает красоту этих ингредиентов, но сам по себе не чувствуется. Для меня этот аромат — идеальный мир. Он вдохновлен процессом курения кальяна. Когда ты его куришь, тебе никто не нужен, ты не хочешь ни с кем разговаривать, хотя рядом могут быть друзья, любимый человек. В такой момент не нужны слова. Все погружено в тишину.

Андреа, во второй коллекции вы отошли от ориентальной темы и сделали ее более европейской. Расскажите о новых ароматах.

Делать ароматы — это как писать книгу. Да, мы закончили нашу арабскую главу и начинаем следующую. В ней мы не используем уд. Самый интригующий, на мой взгляд, здесь Live in Colors. В нем мы используем абсолютно новый ингредиент, который называется хиноки — это японский кипарис, очень редкое дерево. Он прозрачный, как лед. Его свежий морозный запах напоминает кипарис и кедр с пудровым оттенком. Познакомиться с новой коллекцией можно эксклюзивно в бутиках Molecule.

Интересно, сочетание каких ингредиентов дает эффект, как будто там есть почки черной смородины?

Хиноки в сочетании с красными ягодами делает их более прозрачными. Таким образом и создается ощущение, что это черная смородина. Дерево хиноки усиливает и подчеркивает аккорд красных ягод, а благодаря сочетанию с маслом хиноки они слышатся по‑другому. Мы впервые используем дерево хиноки как основной ингредиент в аромате. Он более сухой, чем обычный кипарис, придает сухую сладость аромату и подчеркивает красоту ягодных верхних нот.

Новые ароматы: Living in Colours, The Time, Just Before
Новые ароматы: Living in Colours, The Time, Just Before

Кроме хиноки вы используете и другие редкие ингредиенты?

Да, в Just Before — пало санто, в Тhe Time — голубой чай. Пало санто — священное дерево в Южной Америке. Это молочное дерево, которое обладает сладостью, но в таком гурманском, древесном направлении. У запаха этого масла много позитивной энергии. Голубой чай — масло из чайных листьев, ферментация которых остановлена посередине между зеленым и черным чаем. Мы его смешали с голубой ромашкой, абсентом и вербеной.

И последняя просьба: опишите вашу клиентку, какой вы ее себе представляете?

Самый счастливый человек в мире. Женщина, остальное не важно. Самое большое счастье для парфюмера — видеть лицо человека, который пробует аромат и расплывается в улыбке. Это значит, что мы создаем у него позитивные воспоминания.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.