РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Архивные принты, шляпы пчеловодов и японские сандалии гэта в новой коллекции Kenzo

Метафора хрупкости и дистанции
JW Anderson весна-лето 2021
Kenzo весна-лето 2021

Новая коллекция Kenzo получилась очень кратким (всего 40 женских и мужских выходов), но очень емким высказыванием. Как и практически все его коллеги, Фелипе Оливейра Батишта на карантине размышлял о происходящем в мире и о том, как это отразится на нас: «Никогда еще я не начинал работу над коллекцией с таким количеством вопросов, стоящих передо мной». Результатом стало, возможно, самое неожиданное переосмысление социального дистанцирования в моде.

instagram
Нажми и смотри
Нажми и смотри
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Из названия «Bee a tiger» довольно несложно догадаться, что одним из источников вдохновения для Батишты стали пчелы. На выложенных в Instagram бренда видео с мудбордом коллекции можно увидеть пчелиные соты, иллюстрации с защитной одеждой и легендарный снимок Ирвина Пенна с этим насекомым на губах модели. «Пчелы и пчеловоды с их завораживающей одеждой и шляпами — это самое сильное эхо хрупкости и дистанции, которые так нужны нам сейчас», — сказал он после показа. Надо сказать, шляпы пчеловодов с защитными сетками — это пусть и не самая очевидная, но зато очень сильная и интуитивно понятная метафора социального дистанцирования, которое прочно вошло в наши жизни с появлением коронавируса. Как пчеловод завесой из сетки отделяет себя от пчел, которые, при всей их пользе, могут оказаться для него опасными, так и мы все отделяемся масками и расстоянием от любимых людей во избежание взаимных рисков. Кроме того, новые аксессуары Kenzo придутся по душе еще и интровертам, ведь позволят легко (и эффектно!) скрыться от окружающих, выходя из дома. 

Нашлось здесь место и референсам из истории бренда. Так, в части луков были повторены архивные принты с маками и гортензиями — но в измененном виде. Посчитав, что легкомысленные и романтичные цветочные мотивы не слишком соответствуют духу времени, Фелипе Оливейра Батишта сделал их несколько расплывчатыми: «Мир плачет, а с ним — и принты, которые мы придумали для коллекции. Архивным макам и гортензиям Kenzo мы придали "плачущий" вид с помощью диджитал-эффектов». Не обошел он стороной и японские корни бренда (Кензо Такада переехал в 1965 году в Париж из Токио). Отсюда в коллекции появились японские сандалии гэта на массивной деревянной подошве — и это не только оммаж истории, но и еще один метафорический способ дистанцироваться от окружающего мира и его проблем, «возвысившись» над ними. В целом новые вещи Kenzo вышли такими, будто они хотят накрыть и защитить своего носителя подобно кокону. В нынешних не самых радужных реалиях — очень важное и приятное свойство.

Загрузка статьи...