РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Капюшоны Грейс Джонс, ажурные корсеты и современные версии бандажных платьев: первая коллекция Питера Мюльера для Alaïa

Архетипы Alaïa
Тэги:
Alaïa осень-зима 2021
АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дебют Питера Мюльера в Alaïa еще задолго до выхода самой коллекции заочно превратился в главное событие нового модного сезона. Он стал первым, кому доверили руководство над Домом после смерти его легендарного основателя — а поиски шли целых 4 (!) года. И потом, это первая самостоятельная работа Питера, которого мы привыкли видеть правой рукой Рафа Симонса. И, признаемся честно, мы хотели увидеть, как он выйдет из-под крыла своего вечного начальника уже довольно давно — хотя бы после того, как влюбились в чуткого и человечного дизайнера в документальном фильме «Диор и я», посвященном созданию первой кутюрной коллекции Рафа Симонса для Dior. И вот, после стольких лет, наше терпение было вознаграждено. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мюльер намекнул, чего стоит ожидать от его дебютной коллекции еще до показа. Вместе с фотографом Паоло Роверси он выпустил серию снимков-тизеров под названием Alaïa Archetypes («Архетипы Alaïa»), на которых модели позируют в самых знаковых вещах авторства Аззедина Алайя. Уже тогда было понятно, что дизайнер внимательно изучил внушительные архивы вверенного ему Дома. Но только теперь мы понимаем, насколько бережно и с любовью он к ним отнесся. Как к настоящим сокровищам, которыми они и являются.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Первое, что бросается в глаза — это вещи с капюшонами. Комбинезоны, платья и даже жакеты — все они отсылают к образам, созданным Алайя вместе с художницей по костюмам Эммой Портеус для героини Грейс Джонс в фильме «Вид на убийство» 1985 года. Впоследствии этот капюшон стал для Джонс знаковой деталью образа — и время от времени она носит вещи с ним до сих пор. Вторая ключевая для коллекции деталь — ажурные корсетные ремни, которые тоже всегда были постоянным бестселлером Alaïa. Далее — знаковые для Дома чувственные облегающие платья. После затянувшегося засилья оверсайза, их время наконец настало — и Питер Мюлье смог стряхнуть с них пыль времени и заставить «зазвучать» свежо и современно. Особенно стилизовав их не с умопомрачительными шпильками, а с сабо на небольшой танкетке и балетками-бабушами на плоском ходу. Последние, кстати — тоже своего рода оммаж основателю Дома: как известно, он родился в Тунисе, а такая обувь для Северной Африки является традиционной. И, наконец, Питер смог блестяще «омолодить» и «перевести» на современный язык культовые бандажные платья, которые и изобрел еще в начале 80-х Алайя (а не Эрве Леже, как принято считать). Он намекнул на их знаменитую структуру из горизонтальных полос с помощью контрастной аппликации — но добавил немного воздуха и бахромы, чтобы сделать этот монументальный силуэт более подвижным.

Загрузка статьи...