РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Показ, который мы запомним надолго: сотрудничество с Balenciaga и оммаж Тому Форду в коллекции Gucci

Самое громкое шоу сезона
youtube
Нажми и смотри

Алессандро Микеле мастерски создает инфоповоды, о которых говорят все. Показ его новой коллекции Gucci Aria был буквально у всех на устах еще за несколько дней до самого события: все благодаря слухам о готовящемся «сотрудничестве века» с Balenciaga. Разумеется, о таком событии написали все большие и маленькие издания и блогеры — и коллекция заранее оказалась во всех новостных лентах. Правда, кроме этого Микеле показал нам массу всего интересного, что мы будем обсуждать еще очень и очень долго — и это заслуживает самого подробного разбора.

Признание в любви к Gucci

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

С первых секунд показа было понятно, что, несмотря на элемент хайпа в виде того самого сотрудничества, это в первую очередь все-таки один большой оммаж самому Дому Gucci и его богатой истории (шутка ли — в этом году ему исполняется целых 100 (!) лет). Шоу открылось брючным костюмом из красного бархата — прямой цитатой образа из коллекции осень-зима 1996 авторства Тома Форда. Да, того самого, в котором на красной ковровой дорожке MTV Movie Awards появилась Гвинет Пэлтроу. Уже одним этим луком Микеле заставил сентиментально всплакнуть всех, кто ностальгирует по эре Форда в Gucci (да и вообще по 90-м в моде). Сначала этот костюм появился в коллекции в мужской версии, потом точно такой же — в женской, чем дизайнер в очередной раз подчеркнул, что у моды нет гендера. Потом пошли многочисленные вещи, так или иначе отсылающие к экипировке наездников — жокейские кепи, брюки-галифе, высокие сапоги, приталенные жакеты и даже плети. И это тоже отсылка к истории Gucci: считается, что один из главных модных брендов мира когда-то начинался как раз со снаряжения для верховой езды (во всяком случае, так утверждал его основатель — Гуччио Гуччи). К слову о тех самых кепи: на них красовались надписи Savoy Club. И дело даже не в том, что съемки диджитал-показа происходили в одноименном клубе. Да-да, это тоже отсылка (весьма тонкая — для тех, кто знает, как говорится) к прошлому бренда. Гуччио Гуччи когда-то начинал карьеру с позиции официанта в лондонском отеле Savoy — там он впервые увидел дорогие чемоданы и сумки постояльцев и решил связать жизнь с изделиями из кожи. И даже саундтрек получился настоящим признанием в любви: специально для шоу собрали все песни последних лет, в которых так или иначе упоминается Gucci. Начали, разумеется, с Gucci Gang рэпера Lil' Pump — главного гимна адептов «культа» Алессандро Микеле.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

То самое сотрудничество

Что же касается того самого сотрудничества, о котором было так много разговоров, то оно получилось на удивление гармоничным при всей очевидной разнице в эстетике двух брендов. Как выяснилось, знаковые силуэты Balenciaga отлично смотрятся в ткани с монограммами Gucci. Таким образом были обыграны и приталенные жакеты с гипертрофированными плечами и квадратными бедрами, и угловатые пальто с квадратными подплечниками, и текстильные ботфорты-брюки, и расстегнутые до груди оверсайз-парки — в общем, все, что Демна Гвасалия делает с самой первой своей коллекции для французского Дома. В какой-то момент логотипы двух брендов начинают переплетаться и наслаиваться друг на друга: сначала надписи Balenciaga появляются поверх монограмм Gucci, потом и вовсе мы видим колье в виде этих надписей, где G — это та самая монограмма (звучит сложно, но по фото вы все поймете). В общем, полный симбиоз — а кто бы мог подумать. Самый эффектный образ — усыпанный сияющим серебристым глиттером костюм из жакета, юбки и ботфортов. Готовы поспорить, что именно за него главные фэшиониста мира будут сражаться через полгода. Сам Алессандро Микеле назвал случившееся «настоящей лабораторией для невиданных экспериментов и метаморфоз, где все соединяется со всем» и сказал, что «присвоил себе бунтарскую смелость Демны Гвасалии и сексуальное напряжение Тома Форда».

«Говорящие» аксессуары

И, наконец, отдельного внимания заслуживают аксессуары. Начиная с уже упомянутых плетей и колье с переплетенными лого двух брендов — и заканчивая культовыми сумками-хобо Jackie 1961, испещренными надписями Balenciaga. И, конечно же, ювелирные клатчи в анатомической форме сердец, буквально усыпанных сияющими стразами. В конце концов, это же коллекция-признание в любви. А такое постмодернистское признание — как раз очень в духе Алессандро Микеле.

Загрузка статьи...