РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Хлопковые войны: чем закончится конфликт H&M и Китая из-за рабского труда — и причем тут политика

Чем это грозит обеим сторонам — и возможен ли компромисс
Тэги:
Архивы пресс-службы H&M
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

На прошлой неделе ряд брендов, включая H&M и Nike, отказался использовать хлопок из Синьцзян-Уйгурского автономного региона в Китае. Сослались они на чудовищные условия труда на местных хлопковых полях: считается, что китайцы эксплуатируют уйгуров, малочисленных мусульманский народ, заставляя работать за копейки, если не даром. События развиваются на манер морского боя: каждое действие с одной стороны немедленно вызывает ответный шаг с другой, причем обе явно хотят друг друга «потопить». B1 — H&M отказываются от синьцзянского хлопка и заявляют об эксплуатации труда уйгуров. C3 — Китай объявляет бойкот. Правда, классические правила игры в этом случае не действуют. Силы противников явно не равны, а последовательность ходов никого особенно не заботит. Китайская сторона уже сделала несколько шагов подряд — и явно не собирается на этом останавливаться. Что дальше? Каковы вообще перспективы западных ритейлеров в этой войне на чужой территории?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

H&M оказались в заведомо проигрышной ситуации — на данном этапе речь идет о том, чтобы хотя бы минимизировать ущерб

Честно говоря, не самые радужные. H&M оказались в заведомо проигрышной ситуации — на данном этапе речь идет о том, чтобы хотя бы минимизировать ущерб, а не выйти из всего этого в плюсе. Ситуация рисуется прямо как в русских народных сказках: «Налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — жизнь потеряешь». С Запада на ритейлера давят нормы новой этики, которые требуют от брендов не только заявлять об активной социальной позиции, но и подкреплять ее реальными действиями. Что бывает с желающими «отсидеться» и не участвовать в происходящем мы знаем — безжалостная «культура отмены» не щадит никого, «отменить» могут и голливудскую звезду, и огромный мировой бренд. Стоит вспомнить хотя бы опыт прошлогодних протестов Black Lives Matter: досталось не только тем, кто рискнул выступить против, но и тем, кто промолчал — или же не выделил в поддержку протестующих достаточно денег. Вывод: продолжать по-тихому закупать этот злосчастный хлопок раздора не получится — так можно потерять все доверие покупателей на Западе.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Архивы пресс-службы H&M
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

С другой стороны, конфликт с Китаем грозит не только потерей крупнейшего рынка сбыта (на страну приходится 5,2% общей выручки H&M), но и производственных мощностей (в случае усугубления ситуации работа фабрик H&M будет под большим вопросом — а именно там находятся все основные линии производства гиганта масс-маркета). Итого имеем: в лучшем случае — большие убытки, в худшем — остановку пошива новых коллекций и срыв новых поставок в магазины по всему миру. Ряд китайских арендодателей уже разорвал контракты с торговыми точками сети, а все китайские интернет-провайдеры скрыли информацию о магазинах H&M в сети — и на цифрах компании это уже отразилось. Акции H&M перед началом торгов на бирже в Стокгольме 25 марта упали на 4,4% — весьма неутешительные результаты, да еще в и без того кризисный год.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Что же грозит китайской стороне? Во-первых, они теряют крупного налогоплательщика и принудительно лишают огромное количество своих граждан рабочих мест. Правда, для рядовых китайцев патриотизм обычно оказывается важнее любых личных неудобств: просто вспомните, как покупатели начали массово жечь свои жутко дорогие вещи Dolce&Gabbana после того, как те выпустили спорный ролик с участием китайской модели. Причем тогда государство в конфликт не включалось — официальные лица сохраняли нейтралитет. В этот же раз призывы бойкотировать нового врага идут уже на национальном уровне. Так, в аккаунте Коммунистического союза молодежи Китая в соцсети Weibo уже появились посты на эту тему. Официальный представитель Министерства коммерции КНР Гао Фэн также обозначил государственную позицию по вопросу: «Надеюсь, компания исправит допущенную ошибку и не будет больше политизировать коммерческие вопросы». Он также пригласил зарубежные компании самостоятельно оценить то, как соблюдаются права человека в Синьцзян-Уйгурском автономном регионе — и, разумеется, в который раз уточнил, что все данные об их нарушениях являются ложными. Однако при этом в регион уже довольно долго не пускают наблюдателей от ООН — на днях генеральный секретарь организации Антониу Гутерриш в очередной раз пытался добиться от КНР возможности направить своих представителей в СУАР.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

По информации ООН и международных правозащитных организаций, Китай фактически проводит политику геноцида в отношении уйгуров

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

И потом, казалось бы, чего бояться Китаю, чья экономика по-прежнему остается второй в мире, да еще и быстрее всех смогла оправиться от последствий пандемии коронавируса? На первый взгляд, все потенциальные потери для них — просто капля в море. Может показаться, что здесь больше теряет H&M — он и более заинтересован в поиске какого-то компромисса. Но не делайте поспешные выводы. Многие сейчас торопятся сравнивать сложившуюся ситуацию с кейсом Dolce&Gabbana 2018 года, когда бренд практически «запретили» на территории страны из-за рекламного ролика с китайской моделью, который сочли оскорбительным и расистским. Но сходство этих ситуаций весьма обманчиво. Тогда все упиралось в неаккуратный жест со стороны одной-единственной компании, сегодня — в глобальные политические игры. Кроме H&M, бойкот в КНР был объявлен еще ряду европейских компаний, включая Nike и Burberry. И все это — практически сразу после того, как США и Евросоюз ввели санкции против Китая в связи с преследованием уйгуров. По информации ООН и международных правозащитных организаций (например, Human Rights Watch), Китай фактически проводит политику геноцида в отношении этого этнического меньшинства. Сообщается о массовых убийствах, стерилизации, принуждении к рабскому труду в ужасных условиях и действующих на территории Синьцзян-Уйгурского региона концентрационных лагерях, в которых содержатся до 10 миллионов уйгуров. Все это китайские власти, конечно же, отрицают — а на своей территории и вовсе всячески замалчивают. Иностранцы до региона добираются крайне редко, представителей правозащитных организаций туда и вовсе не пускают, а за поднятие уйгурского вопроса в китайских соцсетях предусмотрен пожизненный бан. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Архивы пресс-службы H&M

Китайская сторона пока явно рассчитывает «продавить» решение конфликта в свою пользу привычными методами — прибегнув к собственной финансовой мощи и «перекрыв кислород» крупнейшим компаниям. Но ситуация постепенно выходит из-под контроля: даже в самом Китае начинают все больше интересоваться тем, что же на самом деле происходит с уйгурами

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Китайская сторона пока явно рассчитывает «продавить» решение конфликта в свою пользу привычными методами — прибегнув к собственной финансовой мощи и «перекрыв кислород» крупнейшим компаниям. Но ситуация постепенно выходит из-под контроля: даже в самом Китае начинают все больше интересоваться тем, что же на самом деле происходит с уйгурами, хотя ранее эта тема была полнейшим табу. Западные компании одна за одной присоединяется к отказу от синьцзянского хлопка — даже несмотря на потенциальные финансовые потери (а они рискуют быть огромными). И это дает первые плоды. Bloomberg сообщает, что многие предприятия по добыче хлопка в СУАР уже рассматривают вопрос сокращения персонала, а сам Китай планирует увеличить ввоз зарубежного хлопка, чтобы «залатать» дыры, вызванные падением спроса на местный. Раньше международный имидж интересовал страну мало — потому что обычно шумиха не конвертировалась в большие убытки, а западных партнеров можно было заставить замолчать, припугнув скорым разрывом отношений. Но сегодня, когда компании вынуждены вкладывать сотни миллионов долларов в собственный имидж и этичность всех цепочек производства и сбыта, хорошая репутация стала стоить слишком дорого, чтобы беззастенчиво торговать ею. Так что есть основания полагать, что в дальнейшем к бойкоту синьцзянского хлопка присоединятся и другие крупные игроки рынка — и вот тогда КНР придется задуматься над своими методами. Если, конечно, их не прельщает вариант превращения во вторую Северную Корею.
Загрузка статьи...