РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Шанель против Скиапарелли: как поссорились два главных дизайнера своего времени

Еще одна знаменитая ссора двух дизайнеров
Эльза Скиапарелли, 1946
Эльза Скиапарелли, Legion-Media
Габриэль Шанель,
Габриэль Шанель, Legion-Media

Если можно назвать лишь двух дизайнеров, которые определяли моду первой половины прошлого века, то это однозначно будут Габриэль «Коко» Шанель и Эльза Скиапарелли. Диаметрально противоположные по стилю, характеру и происхождению, они, тем не менее, формировали вкусы модной публики по обе стороны океана — и даже конкурировали за одних и тех же клиентов. Но мало кто знает, что между ними было не только здоровое творческое соперничество, но и самая настоящая вражда — вроде той, которая разгорелась между Карлом Лагерфельдом и Ивом Сен-Лораном много позже.

Габриэль Шанель
Габриэль Шанель, Fotobank / Getty Images
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Казалось, между ними нет вообще ничего общего. Прагматичная мадемуазель Шанель относилась к моде скорее как к ремеслу, чем как к искусству. В ее представлении, одежда должна была гармонично дополнять женщину и служить ее нуждам — и не более того. Да, быть при этом красивой и подчеркивать все достоинства своей обладательницы — но ни в коем случае не перетягивать внимание на себя. Никакой самостоятельной роли для одежды ею предусмотрено не было. Платье, костюм или пальто должны были обрамлять женщину, служить ей практическим инструментом, а никак не быть каким-то художественным высказыванием. Этот подход она усвоила еще в детстве: оставшись без семьи, Шанель выросла в приюте при женском монастыре в Обазине, каждый день наблюдая за монахинями. В их одеяниях не было ничего лишнего, а каждая деталь имела какое-то прикладное значение. Эти же монахини и научили юную Мадемуазель шить — как это было принято в приютах для девочек. Эта монашеская простота и утилитарность позже не раз читались в создаваемых ею коллекциях. Даже сшитые из самых роскошных тканей и украшенные изысканным декором, ее вещи отличались удивительной простотой — сегодня легендарного дизайнера, пожалуй, назвали бы минималистом. Ее визитными карточками стали твидовый жакет без воротника и маленькое черное платье — вещи, которые на фоне избыточно роскошной моды рубежа веков выглядели практически радикально аскетичными.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Эльза Скиапарелли
Эльза Скиапарелли, Fotobank / Getty Images

Скиапарелли же при создании коллекций исходила из принципиально других предпосылок. Даже самые простые вещи, вроде трикотажных свитеров, она за счет деталей превращала в настоящие произведения искусства. Так, свою дизайнерскую карьеру она начала с серии джемперов-обманок с вывязанными на них рисунками с эффектом оптической иллюзии — они имитировали матроски, блузки с бантами и мужские рубашки с галстуками. Постепенно дизайнерские находки «неистовой Эльзы» становились все замысловатее — не без помощи ее многочисленных друзей-художников. Скиапарелли стала настоящим пионером арт-коллабораций задолго до того, как это слово вообще вошло в модный лексикон. По ее просьбе Жан Кокто придумывал мотивы для вышивок на жакетах, а Сальвадор Дали расписывал платья огромными красными лобстерами и создавал броши в форме частей тела (сегодня подобные делает Дэниел Розберри — нынешний креативный директор Schiaparelli). Ее любимым цветом был «шокирующий розовый» — в противовес сдержанной цветовой гамме, которую обычно выбирала Шанель. А ее аксессуары и вовсе напрочь стирали грань между модой и искусством: шляпка-туфелька или прозрачное пластиковое колье с миниатюрными насекомыми едва ли не органичнее смотрятся в музейной экспозиции, чем на чьем-то теле. Но при всем этом Эльза ни на секунду не забывала о качестве вещей и важности хорошего кроя. Она часами добивалась идеальной посадки изделий и такой глубины карманов, которая была бы максимально вместительной, но не заставляла жакеты или пальто провисать и собираться некрасивыми складками. Такое сочетание практичности и безудержной фантазии сделали ее любимицей состоятельных клиенток по всему миру: ее вещи носили Уоллис Симпсон, Элена Рубинштейн, Грета Гарбо и Марлен Дитрих.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Модель в платье и жакете Schiaparelli
Модель в платье и жакете Schiaparelli, Fotobank / Getty Images
Модель Беттина Грациани в платье Chanel, 1967
Модель Беттина Грациани в платье Chanel, 1967, Fotobank / Getty Images

Габриэль Шанель невзлюбила соперницу сразу же. То ли из-за решительной разницы в подходе, то ли из-за опасений за собственное благополучие. Все-таки Шанель выросла в бедности, а ее билетом в высшие эшелоны истеблишмента были не происхождение или удачный брак, а собственный интеллект и предпринимательская жилка. Так что вполне возможно, что легендарная Мадемуазель ревностно относилась ко всем, кто мог составить ей серьезную конкуренцию, а значит — переманить важных клиентов. В конце концов, своих будущих конкурентов — включая Кристиана Диора — она тоже весьма недолюбливала (и даже не считала нужным этого скрывать). Как бы там ни было, о своей сопернице она отзывалась не иначе, как «Эта итальянская художница, которая почему-то занимается одеждой» — и никогда не считала нужным называть по имени. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Жакет Schiaparelli из коллекции
Жакет Schiaparelli из коллекции осень-зима 1938, собрание музея Metropolitan, Legion-Media
Твидовый костюм Chanel из коллекции
Твидовый костюм Chanel из кутюрной коллекции весна-лето 1963, собрание музея Metropolitan, Legion-Media

Это сегодня мы наблюдаем за ссорами между знаменитостями практически в режиме реального времени — спасибо за это реалити-шоу и соцсетям (ожесточенные перепалки известных людей в Twitter и Instagram и шоу вроде «Keeping Up With The Kardashians» или «The Real Housewives of Beverly Hills» — это вообще отдельный сорт guilty pleasure). Почти 100 лет назад ничего из этого не было, поэтому истории о подобных ссорах передавались из уст в уста — и зачастую обрастали самыми разными фантастическими подробностями. Поэтому о развязке конфликта между Шанель и Скиапарелли нам известно лишь из рассказов очевидцев — но за их истинность мы ручаться не можем. Поговаривают, что дело было на одном из последних больших костюмированных балов перед началом Второй мировой. Эльза пришла туда в сюрреалистичном костюме живого дерева, Габриэль же — в одном из своих лаконичных платьев. Далее Шанель зовет Скиап на танец — та соглашается. А потом происходит непредвиденное. «Неистовая Эльза» внезапно падает на канделябр с горящими свечами — и ее маскарадный костюм загорается. Его пытаются потушить другие гости, поливая знаменитого дизайнера содовой из собственных стаканов. Шанель же утверждает, что все произошло по чистой случайности — но очевидцы были уверены, что таких совпадений не бывает.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Габриэль Шанель на примерке в своей парижской квартире, 1959
Габриэль Шанель на примерке в своей парижской квартире, 1959, Fotobank / Getty Images

Все остальное — уже история. В период войны обе соперницы закрыли свой бизнес — а Шанель надолго стала затворницей из-за общественного порицания, которое преследовало ее после романа с немецким офицером. Тем не менее, в 1955-м она все же триумфально возвращается в моду — и снова становится всеобщей любимицей. А вот Скиапарелли годом ранее окончательно закрывает свой Дом — но продолжает работать над костюмами для кино. Идеи Шанель, таким образом, оказались более живучими — особенный успех они получили в прочтении Карла Лагерфельда, который стал преемником Мадемуазель уже после ее смерти. А вот дело Эльзы довольно долго никем не продолжалось — пока в 2013 году Дом Schiaparelli не решено было возродить. Тем не менее, обе знаменитые женщины оказали огромное влияние и на своих современников, и на потомков — при всех своих различиях, их роль в истории моды оказалась примерно одинаковой.

Загрузка статьи...