РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Что такое социальное предпринимательство в России и как оно меняет пространство вокруг нас прямо сейчас

Инклюзивный театр, мерч из вторсырья, котоковоркинг и керамика, сделанная незрячими
Тэги:
GETTY IMAGES/venimo
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Еще недавно словосочетание «социальное предпринимательство» звучало в нашей стране как заклинание на арамейском языке. Инклюзивные кафе и спектакли, вещи, созданные людьми с ограниченными возможностями, – все это существовало на уровне частной инициативы. Из нее-то и вырос сегодняшний соцбизнес как важное общественное явление. Оказалось, что помощь, забота и эмпатия могут стать еще и составляющими успешной бизнес-модели. Да и сам успех измеряется не только финансовыми показателями, но и базовыми человеческими ценностями.

В 2012 году в сфере социального предпринимательства в России работали от силы пять компаний. Они существовали благодаря льготным займам фонда региональных социальных программ «Наше будущее» – первой организации, занявшейся развитием соцбизнеса. Прошломеньше 10 лет – и ситуация кардинально поменялась. В реестре социальных предпринимателей уже больше 3 тысяч имен, а география охватывает всю страну: лишь четверть проектов сегодня приходится на столицу. Соцбизнес по-русски – это и бионические протезы, дающие людям с инвалидностью суперсилу (проект «Моторика» Ильи Чеха), и украшения, сделанные молодыми людьми, пострадавшими от насилия (JewelGirls Вероники Антимоник), и деревянные пазлы, развивающие память у пожилых (томская фабрика «Мирабилис» Елены Аксютиной), и туристические поездки со смыслом для поддержки малых регионов («Альтуризм» Екатерины Затуливетер). У него много лиц – и это радует.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

ВАЖНУЮ РОЛЬ В МАСШТАБИРОВАНИИ СОЦБИЗНЕСА ИГРАЕТ ДОХОДНОСТЬ. ЧЕМ БОЛЬШЕ НА РЫНКЕ УСПЕШНЫХ КОМПАНИЙ, ТЕМ БОЛЬШИЙ ИНТЕРЕС К ЭТОЙ СФЕРЕ ПРОЯВЛЯЮТ ИНВЕСТОРЫ САМОГО РАЗНОГО УРОВНЯ. ОДНАКО НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ ДЛЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ НЕТ НИКАКИХ НАЛОГОВЫХ ПОСЛАБЛЕНИЙ, ПРЕФЕРЕНЦИЙ И ДОТАЦИЙ.

За счет чего живет социальный бизнес? Раньше предпринимателям помогали льготные займы упомянутого фонда «Наше будущее». Сейчас схем финансирования больше: это могут быть «умные» гранты от крупных инвесторов, которые смотрят на отдачу KPI, а также венчурные инвестиции (вложения в молодые инновационные компании) или частные вклады за долю в бизнесе. На сегодняшний день для социальных предпринимателей нет никаких налоговых послаблений, преференций и дотаций. Их дает некоммерческая деятельность в социально значимых сферах, поэтому большинство компаний регистрируются как фонды с гибридной формой финансирования. Но уже через 2-3 года все может поменяться, уверена Екатерина Халецкая, один из главных экспертов по теме и руководитель компании Impact Hub, помогающей соцбизнесу встать на ноги. В 2019-м был принят закон, закрепляющий социальное предпринимательство как вид коммерческой деятельности в сфере малого и среднего бизнеса, и при Госдуме появились рабочие группы, активно планирующие форму его поддержки – денежными субсидиями, софинансированием и так далее. Это дает надежду на то, что ситуация изменится в лучшую сторону. «К социальному предпринимательству приходят по-разному, – объясняет Халецкая. – Одни пытаются решить проблему, с которой столкнулись сами, – например, семья с особенным ребенком. Другие оказывают кому-то помощь и начинают всерьез интересоваться вопросом. Третьи загораются самой идеей социально значимых коммерческих проектов». ImpactHub – международная ассоциация. Екатерина и ее единомышленники основали российское отделение семь лет назад. Сейчас подобных компаний уже несколько: центр содействия инновациям в обществе «СОЛь», «Технологии возможностей» (проекты на стыке бизнеса и науки), детский хаб «Навстречу переменам», проект «Мастера», помогающий креативным предпринимателям. «В отличие от других сфер, в нашей исключительную роль играет мотивация, – говорит Халецкая. – Те, кто занимается социальным предпринимательством, гораздо реже выгорают». Важную роль в масштабировании соцбизнеса играет доходность. «Чем больше на рынке успешных компаний, тем больший интерес к этой сфере проявляют инвесторы самого разного уровня – от частных инициатив до крупных корпораций вроде "Росатома" или "Билайна", – объясняет коллега Халецкой Анастасия Гулявина, сооснователь Impact Hub и один из экспертов ImpactInvesting Club, объединяющего потенциальных "доноров". В качестве примера привлекательного с точки зрения инвестиций регионального проекта Анастасия приводит экоотель, появившийся на развалинах бывшей турбазы в деревне Голубино Архангельской области и дающий возможность заработать местным жителям.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
ДЕРЕВЯННЫЕ КОНСТРУКТОРЫ «МИРАБИЛИС»
тАРЕЛКА РУЧНОЙ РАБОТЫ, ТВОРЧЕСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «КРУГ»
СПЕКТАКЛЬ «ЕЛКА В КОМНАТЕ» ПРОЕКТА «ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Или невероятный по силе эмоциональной отдачи проект «Путешествия мечты» Светланы Нигматуллиной из Калининградской области. Оказавшись в инвалидном кресле, Нигматуллина не опустила руки, выучила итальянский, объехала полмира, а затем получила диплом гида и едва ли не единственная в стране проводит инклюзивные туры. Иногда соцбизнес рождается из желания изменить среду. Например, компания Kinesis Ольги Барабановой выпускает дизайнерские инвалидные коляски, которые позволяют людям с ограниченными возможностями вести активный образ жизни. «Когда мы с мужем только начали изучать этот рынок, попали на специализированную выставку в Дюссельдорфе, и там я увидела огромное количество людей в инвалидных колясках, –вспоминает Барабанова. – В Москве даже представить такое невозможно. У нас те, кто передвигается в колясках, незаметны. Мы почти не видим их наконцертах, не встречаемв ресторанах или на кассе продуктового магазина». Kinesis позволяет человеку быть активным независимо от его физических ограничений. Коляска меняет не только отдельно взятую жизнь – она создает предпосылки для изменения среды, в которой люди с инвалидностью станут заметными. Другая разновидность соцбизнеса – инновационная, на стыке науки и технологий, предвосхищающих решение важных проблем. Например, математик, физик и программист Михаил Янчиков вместе с командой разработчиков создал приложение для смартфонов EyeMove. Оно позволяет диагностировать болезнь Паркинсона и другие нейроотклонения на ранних стадиях. «Получается, что телефон с хорошей камерой, замеряющей скорость реакции глаз на раздражитель, может заменить поход к врачу, – объясняет Янчиков. – Фактически наше приложение выполняет функцию громоздких аналоговых аппаратов».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

СЕГОДНЯ КОМПАНИИ ГОТОВЫ ПЛАТИТЬ ЗА УСТАНОВКУ КОНТЕЙНЕРОВ ДЛЯ НЕНУЖНОЙ ОДЕЖДЫ, ВЕДЬ ДЛЯ НИХ ЭТО ВОПРОС ПРЕСТИЖА И ВЕРНОЙ СОЦИАЛЬНО-МАРКЕТИНГОВОЙ СТРАТЕГИИ. «ТАКОЕ ЭКО- И СОЦИАЛЬНО ОТВЕТСТВЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ – ОГРОМНЫЙ ПЛЮС В КАРМУ. К ТОМУ ЖЕ ОНО ПРИВЛЕКАЕТ ВНИМАНИЕ БЛОГЕРОВ С БОЛЬШИМИ ОХВАТАМИ», – ОБЪЯСНЯЕТ ВОЗРОСШУЮ ПОПУЛЯРНОСТЬ ПЕРЕРАБОТКИ ДАРЬЯ АЛЕКСЕЕВА.

ДАРЬЯ АЛЕКСЕЕВА
ДАРЬЯ АЛЕКСЕЕВА CHARITY SHOP

Еще один вдохновляющий пример успешного бизнеса, решающего целый ряд общественно значимых задач, от этического потребления до трудоустройства маргинализированных людей, – компания благотворительных секонд-хендов Charity Shop и фонд «Второе дыхание» Дарьи Алексеевой. В 2014 году Алексеева открыла свою первую точку, куда можно сдавать ненужную одежду. Сегодня магазинов Charity Shop уже семь, и работают они в трех регионах. Вещи в хорошем состоянии выставляют на продажу или отправляют нуждающимся в провинцию, а ветошь перерабатывают. Бизнес Дарьи полностью окупается, более того, в 2018 го-ду ее компания привлекла инвесторов и теперь регулярно выплачивает им дивиденды. Так один проект питает другой и постоянно порождает новые. Создательница «Второго дыхания» вспоминает, как вначале с боем добивалась возможности поставить в супермаркетах и других точках контейнеры, в которых можно оставлять вещи. «Чего только мы не наслушались, – говорит Алексеева. – И что туда могут подкинуть бомбу, и что это рассадник клопов». Теперь же компании сами готовы платить за установку, ведь для них это вопрос престижа и верной социально-маркетинговой стратегии. «Такое эко- и социально ответственное поведение – огромный плюс в карму. К тому же оно привлекает внимание блогеров с большими охватами», – объясняет возросшую популярность переработки Алексеева. Сейчас у нее уже 800 точек приема вещей и 600 компаний-партнеров. Даша признается, что хотела бы уйти от определения социального бизнеса. «Нас стоит воспринимать прежде всего как первоклассных подрядчиков и узнаваемый городской проект». Идея с переработкой одежды родилась, когда она поняла, что в Charity Shop сдают много ветоши. Одежду нельзя выбрасывать, ведь обычной утилизации она не подлежит. Между тем компания подсчитала, что на свалках ее оказывается до 2 миллионов тонн в год! Поначалу ветошь отвозили на производства, которые в основном заняты утилизацией брака и контрафакта. Затем купили станки и стали перерабатывать сами, продавая получившееся сырье. Пока эта стезя не приносит ощутимого дохода, но Алексеева уверена, что и тут есть пути монетизации. С этого года ее компания начала выпускать собственный мерч из вторсырья и брендированную продукцию на заказ. Еще один важный социальный аспект – бизнесы Дарьи обеспечивают работой людей из групп риска: бездомных, с судимостью, с особенностями развития.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
СКЛАД ОДЕЖДЫ, ПРОЕКТ «ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ»
ИНВАЛИДНАЯ КОЛЯСКА KINESIS
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

На трудоустройство тех, кому непросто найти работу, нацелен и другой значимый проект – творческое объединение «Круг» Марины Мень. Сначала Мень занималась организацией досуга для слепоглухонемых. Затем открыла керамическую мастерскую, где они могут работать. «Люди с инвалидностью хотят работать, готовы быть продуктивными и получать зарплату», – говорит Марина. Ее мастерская постепенно увеличивала объем производства и со временем начала выполнять серийные заказы. Преподавателии участники освоили разные техники, и к проекту стали присоединяться новые люди. Если ручная работа с керамикой подходит незрячим, а росписью могут заниматься слабослышащие художники, то с литьем хорошо справляются люди с ментальными и психическими нарушениями (ТОК сотрудничает с психоневрологическим интернатом). «Сегодня мы можем выпускать продукции на 2-3 миллиона рублей в месяц, – рассказывает Марина. – А наши основные заказчики – крупные компании, для которых мы делаем корпоративные подарки. Находить таких клиентов нам помогает платформа BuySocial». Сейчас творческое объединение «Круг» окупается на 30%, у него есть свой интернет-магазин, шоурум и классный инстаграм. А с этого года появились дополнительные площади на правах безвозмездной аренды от города. На них скоро начнется производство пастилы, мыла, уходовых средств и даже вертикального озеленения.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«КОГДА МЫ С МУЖЕМ ТОЛЬКО НАЧАЛИ ИЗУЧАТЬ ЭТОТ РЫНОК, ПОПАЛИ НА СПЕЦИАЛИЗИРОВАННУЮ ВЫСТАВКУ В ДЮССЕЛЬДОРФЕ, И ТАМ Я УВИДЕЛА ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ЛЮДЕЙ В ИНВАЛИДНЫХ КОЛЯСКАХ. В МОСКВЕ ДАЖЕ ПРЕДСТАВИТЬ ТАКОЕ НЕВОЗМОЖНО. У НАС ТЕ, КТО ПЕРЕДВИГАЕТСЯ В КОЛЯСКАХ, НЕЗАМЕТНЫ», – ГОВОРИТ ОЛЬГА БАРАБАНОВА, ОСНОВАТЕЛЬНИЦА КОМПАНИИ KINESIS.

ОЛЬГА БАРАБАНОВА
ОЛЬГА БАРАБАНОВА ОСНОВАТЕЛЬНИЦА БРЕНДА KINESIS

«Соцбизнес – это когда ты находишь возможности там, где другие видят барьеры», – делится своей точкой зрения другой социальный предприниматель, режиссер Маргарита Ребецкая. В портфолио ее продюсерского центра «ВзаимоДействие», работающего с людьми с синдромом Дауна, – перформансы для ГМИИ имени А. С. Пушкина, спектакли в пространстве Театра Наций и выступление на Международном форуме по правам человека в Женеве. В роли наставников – профессиональные режиссеры, актеры и хореографы. Ребецкая рассказывает, что пришла к идее центра, поставив спектакль с особенными актерами. Сейчас «ВзаимоДействие» продает билеты на свои постановки и делает спектакли со смыслом для бизнес-мероприятий и тренингов, в ходе которых участники прокачивают навыки коммуникации.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
ПРОЕКТ «АЛЬТУРИЗМ»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
БИОНИЧЕСКИЙ ПРОТЕЗ КОМПАНИИ «МОТОРИКА»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Бывает, что социальные бизнесы мутируют, меняя сам жанр, в рамках которого задумывались. Яркий пример такой трансформации – петербургский Упсала-Цирк, которому уже 20 лет. Изначально он помогал беспризорникам, а сейчас это многогранная образовательная, творческая и коммерческая институция, включающая профессиональную труппу, event-агентство и воркшопы для молодой и активной аудитории, готовой отказаться от стереотипов. «Наше ноу-хау – метод цирковой педагогики, который позволяет раскрыть творческий потенциал, причем по обе стороны рампы: как актера, так и зрителя, – рассказывает Вера Жукова, отвечающаяза развитие проекта. – В нашем случае трюк – это не просто демонстрация атлетических возможностей, а полноценное высказывание». Представления Упсала-Цирка рождаются в ходе лабораторий в арт-резиденциях. Артисты устраивают перформансы и карнавалы, а также – уже в качестве event-агентства – проводят тимбилдинги и семейные праздники. В образовательных проектах, набор в которые проходит один-два раза в год, заняты дети из неполных семей, дети мигрантов, те, кто не ходит в школу, и ребята с особенностями развития. Их выпускники пополняют профессиональную труппу, то есть работает  принцип социального лифта. «Важно сказать, что мы не делаем себе поблажек, – продолжает Вера Жукова. – Социальный аспект дает нашим постановкам этическую "добавочную стоимость", но ходят к нам не поэтому. Наше конкурентное преимущество – интересные, сложные истории, которые меняют сознание».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«СОЦБИЗНЕС – ЭТО КОГДА ТЫ НАХОДИШЬ ВОЗМОЖНОСТИ ТАМ, ГДЕ ДРУГИЕ ВИДЯТ БАРЬЕРЫ», – ДЕЛИТСЯ СВОЕЙ ТОЧКОЙ ЗРЕНИЯ РЕЖИССЕР МАРГАРИТА РЕБЕЦКАЯ. В ПОРТФОЛИО ЕЕ ПРОДЮСЕРСКОГО ЦЕНТРА «ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ», РАБОТАЮЩЕГО С ЛЮДЬМИ С СИНДРОМОМ ДАУНА, – ПЕРФОРМАНСЫ ДЛЯ ГМИИ ИМЕНИ ПУШКИНА, СПЕКТАКЛИ В ПРОСТРАНСТВЕ ТЕАТРА НАЦИЙ И ВЫСТУПЛЕНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНОМ ФОРУМЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В ЖЕНЕВЕ.

Иногда социальный бизнес рождается как сопутствующий, а затем развивается в отдельную структуру. Так было с проектом «Котобюро», выросшим из Фонда защиты городских животных, который на волонтерских началах сотрудничает с Московским фондом реновации: обследует подвалы домов под снос и спасает кошек. Животных лечат, а затем отдают в добрые руки. «Таких "кошек реновации" становилось все больше, – рассказывает идеолог "Котобюро" Екатерина Дмитриева, – и мы решили сделать котоковоркинг, куда люди будут приходить работать. Если кто-то изнаших питомцев им полюбится, его можно забрать домой». В планах у котоковоркинга – грандиозный проект «Китти Лэнд», под него Екатерина сейчас ищет инвесторов. Это будет загородный парк развлечений, в котором живут кошки. Подобные парки существуют в Корее и Канаде.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
ИНКЛЮЗИВНЫЙ ТУР СВЕТЛАНЫ НИГМАТУЛЛИНОЙ, ПРОЕКТ «ПУТЕШЕСТВИЯ МЕЧТЫ»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
ПЕРФОРМАНС «МОРЕ ВНУТРИ» ПРОЕКТА «ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ»
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Конечно, такие масштабные истории требуют времени. Но есть и примеры стремительного роста соцбизнеса. «Простым вещам» Маши Грековой всего три с половиной года, и за это время команда прошла путь от камерной творческой мастерской до многопрофильной компании. Сначала Маша, по образованию социальный психолог, а по бэкграунду – руководитель социальных программ главной крауд-фандинговой платформы страны Planeta, открыла мастерские для людей с особенностями развития. Затем появилось инклюзивное кафе. А сейчас именно «Простые вещи» – ядро первого в стране социального кластера. Грекова уверена, что социальный бизнес работает по законам обычного. «Вещи, сделанные в наших мастерских, покупают не из сострадания, а потому, что они красивые». У проекта активный интернет-магазин и соцсети, которые не могут не вызвать эмпатии. Сейчас он окупается на 50% (хотя какие-то подразделения, например кафе, – полностью), а остальное покрывают гранты и пожертвования. Каждый месяц Грекова старается сделать интересную коллаборацию. «В целом социальное предпринимательство становится новой реальностью, – считает она. – Посмотрите на крупные компании. Все чаще они запускают проекты с социальным уклоном и делают рекламу со смыслом. Мы все взаимосвязаны: корпорации, малый бизнес, некоммерческие организации. Мы – часть одной цепочки, и чем больше звеньев в ней будет, тем она станет гибче и жизнеспособнее». Сейчас в Петербурге готовится к открытию первый в стране кластер социальных бизнесов «Нормальное место». Он объединит под своей крышей инклюзивные кафе и мастерские, магазины и образовательные центры, созданные с участием людей с особенностями развития. Придуман для них же, но также для всехи каждого, ведь площадка фактически станет продолжением модных точек городского отдыха типа «Севкабеля». Стартовый миллион на эту инициативу был собран в рекордно малые сроки с помощью краудфандинга.

ИЗ МАЛОПОНЯТНОГО ТЕРМИНА СОЦИАЛЬНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО ПРЕВРАТИЛОСЬ В ЗНАЧИМУЮ ИНИЦИАТИВУ. СЕГОДНЯ В НЕЙ ГОТОВЫ УЧАСТВОВАТЬ МНОГИЕ, ВЕДЬ ОНА ПОКАЗЫВАЕТ, КАК НА ПРАКТИКЕ РАБОТАЕТ ТЕОРИЯ МАЛЫХ ДЕЛ. МЫ ВСЕ ЧАЩЕ ЗАДАЕМСЯ ВОПРОСОМ «А ЧТО МОГУ В ЭТОЙ СИТУАЦИИ СДЕЛАТЬ Я?» И ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО ТАКОЙ ПРОСТОЙ ВЫБОР – ПЕРЕКУСИТЬ ВО ВКУСНОМ ИНКЛЮЗИВНОМ КАФЕ, КУПИТЬ КЛАССНУЮ ВЕЩЬ В ДРУЖЕСТВЕННЫХ МАСТЕРСКИХ ИЛИ СХОДИТЬ НА «ОСОБЕННЫЙ» СПЕКТАКЛЬ – ОТКРЫВАЕТ КОМУ-ТО ДОРОГУ В ЖИЗНЬ.

Загрузка статьи...