РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Хореограф Альбина Вахитова — о домашнем алтаре с современным искусством и любимых трениках Maison Margiela

Участница театрального фестиваля Balkon рассказывает, как она готовится к выступлениям и где любит пить вино в Москве
Тэги:
Альбина Вахитова
Альбина Вахитова
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Замкнуться в одном жанре — история не про Альбину Вахитову. Успев в юности поработать с ведущими современными хореографами, теперь она проводит творческие лаборатории в клубах, занимается с детьми с синдромом Дауна, а еще — выступает в дуэте с Юлией Хлыниной на фестивале «Балкон», который прямо сейчас проходит в Москве. О любви к Maison Margiela, домашних алтарях с искусством и труппе мечты – читайте в «Личном деле» танцовщицы и хореографа.

Красота

Уход за собой — такая же важная часть моей рутины, как уборка дома. Если приступаю к какой-нибудь новой задаче, будь то проект или написание концепции, всегда начинаю с разгрузки пространства. Аналогична подготовка к выступлению. После физической практики в ход идет ванна с солью и маслом базилика, потом растираю тело маслом Weleda с арникой — мой залог «доброго утра».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мне дико нравится аромат «Латинский квартал» Memo. На самом деле, это любимый парфюм Иры Мартыненко (моя подруга детства). Когда мы жили вместе, он у нее был. Спустя какое-то время я наткнулась на него в дьюти-фри и постфактум влюбилась. Сейчас пользуюсь Indian Study/ Santal +++ от Miller et Bertaux.

Все свои вещи я люблю и затаскиваю до дыр, а потом начинаю апгрэйдить их на маминой швейной машинке

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Маст-хэвы

Все свои вещи я люблю и затаскиваю до дыр, а потом начинаю апгрэйдить их на маминой швейной машинке. Сейчас не вылезаю из треников Margiela. Широкие, плотный хлопок, темно-серого цвета. Мне нравятся такие вещи в движении.

Икона стиля

Моя настоящая икона стиля — художница Настя Баташова. Познакомьтесь с ее платформой RYE.FLI.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дом

У меня немного вещей, но есть безделушки, которые я храню. Один мой друг назвал три полки с ними у меня дома — алтарями. Там стоят прозрачный единорог, собранный японский микроконструктор Nanoblock; партитура моей маленькой ученицы (это танцевальная партитура, на ней нарисованы человечки, которые делают движения и подпись: люблю, убью, боюсь); цветы в горшках; пара пустых бутылок любимого вина — Marcel Lapierre «Raisins Gaulois", "Red Army» от Funny Adams и "Gamay mignon" Damien Coquelet; доска FuckingAwesome Дилана Ридера; странное русское издание Доктора Айболита на французском; три работы художников: картинка Юры Пилишкина (обожаю этого художника и всем про него рассказываю) и книга Паши Польщикова (очень забавная работа на выдуманном Пашей) и одна фото-работа Ильи Батракова (все жду, когда он растиражирует свой альбом «Морок»). Мечтаю разбогатеть достаточно, чтобы коллекционировать искусство.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Музыка

Обычно я все треки очень долгий период слушаю на репите. Сейчас это Pinty — Found it. Я до сих пор танцую подо все, будь это Noize, Стив Райх или Чавела Варгас.

В 15 лет я поняла, что занимаюсь чем-то очень узко субкультурным 

Танец

В 9 лет я начала танцевать хип-хоп в школе «Резонанс» при Дальневосточном Государственном университете путей и сообщений. Ребята, которые там занимались и работали, жадно учились по кассетам. Сначала это были клипы, потом в наше пространство начала проникать разного рода андерграундная культура. Мне было комфортно и интересно в коллективе в среднем на 10 лет меня старше, и я очень благодарна тем людям, кто доверял мне взрослые задачи.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Переехав в Москву в 15 лет, я поняла, что занимаюсь чем-то очень узко субкультурным — даже из любопытства поступила в Суриковский институт на искусствоведческий факультет. Другая среда помогла пересмотреть свои взгляды. Затем я попала FarFor (танцевальная компания Banzay’а) и начала со свойственными мне упорством и вредностью погружаться в контекст современного танца и перформанса. Потом череда поездок по Европе на классы, по возвращении в Москву — рассылка резюме на все кастинги в независимые разовые проекты. Я поработала со всеми известными московскими хореографами, учась у них на ходу. Летом 2020 года, ввиду всех радостей пандемии, я осмелилась собрать свой коллектив — танцевальную компанию «Сад». Очень ценю качество движения в коммуникации, оно дисциплинирует.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Команда мечты

В работе меня увлекают особенности восприятия исполнителей. Чем радикальней разнится наше социальное положение, тем интереснее. Рабочие структуры, которыми я пользуюсь, были найдены в основном при работе с детьми, уже действующими хореографами и ребятами с синдромом Дауна из театрального проекта «Взаимодействие». В моей труппе на данный момент тоже неплохой букет из профессионалов и «начинающих». Я очень люблю Анну Терезу де Кеермакер. Была на кастинге в Rosas в феврале 2020. Не уверена, что я могла бы работать в таком режиме. Она очень консервативна и критична, там мало свободы действия, но это приносит свои плоды.

Любимые места

В Москве — «На вина», где самое вкусное вино. В Париже — центр современного искусства «104», там в огромном холле практикуются все кому не лень: от танцовщиков до циркачей. В Хабаровске очень люблю набережную Амура. В детстве, когда у меня было плохое настроение, мы катались здесь всей семьей на роликах.

Загрузка статьи...