Свернуть
Поиск
21 декабря 2018

Евгения Тюрикова: «Наша цель — делать людей счастливыми»

Казалось бы, глава Sberbank Private Banking должна говорить исключительно на языке бизнес-активов — но вместо этого строит детские площадки и внедряет цифровое образование в лезгинской сельской школе

Пальто Jil Sander, блузка Uniqlo, брюки Gucci
Пальто Jil Sander, блузка Uniqlo, брюки Gucci

Евгения Тюрикова совсем не похожа на классическую power woman с отполированными формулировками и бравурными рассказами про KPI. И хотя сегодня ей доверяют внушительные капиталы (входная сумма для клиентов банка — 100 миллионов рублей — максимальная в России), сама она как будто бы не про материальную сторону жизни. Не охотится за драгоценностями и маст-хэвами («Мне просто жалко на это сил»), не одевает детей в последние коллекции («Если у них будет все, к чему стремиться?») и не летает частными самолетами. А если и тратит «сверх меры», то на восстановление школы в небольшом лезгинском селе. «Посвятите больше времени главному и захватывающему — например, открытию театрального сезона», — советует она клиентам на сайте компании. И такой подчеркнуто нематериалистский подход объясняет просто: «Деньги не могут быть смыслом бизнеса и уж тем более жизни. Наша цель — делать людей счастливыми».

Прежде чем стать кузнецом чужого счастья, то есть возглавить крупнейший private-банк в стране, Евгения долго сомневалась: «Боялась, что не получится. Я ведь живой человек, могу ошибаться». Когда-то таким же серьезным вызовом для нее стала должность финансового директора издательского дома «Коммерсантъ». «Но через пару месяцев я адаптировалась и поняла: все более-менее знакомо. А потом вернулась в банковскую сферу, и вот сейчас, в Sberbank Private Banking, у меня действительно челлендж. Я уже не второе лицо, а тот самый человек, который отвечает за результаты». С последними, кстати, у героини этих строк все прекрасно: подшефное ей направление персонального обслуживания было трижды признано лучшим в категории российских private-банков по версии Forbes и дважды — по версиям Frank Research Group и американского журнала Global Finance.

Тюрикова говорит, что 39% ее клиентов — женщины. И добавляет: согласно недавнему исследованию Credit Suisse, мужчины как инвесторы менее эффективны, поскольку слишком любят рисковать. Обычно они размышляют так: «Я разбираюсь в нефтянке, поэтому буду инвестировать в нее». В то время как женщины склонны диверсифицировать риски. Они с большей вероятностью скажут: «Я в нефтянке ничего не понимаю, поэтому посмотрю финансовые показатели всех компаний на рынке». На мое робкое: «А как же бриллианты с изумрудами?» — Евгения снисходительно улыбается: «Когда вы выходите из магазина, они автоматически теряют 30% стоимости. Так что если вам нужен мой совет, то инвестировать лучше в активы. Дома и бриллианты — пассивы, а активы — финансовые инструменты, которые приносят доход».

Жакет, платье и брюки Valentino, туфли Manolo Blahnik
Жакет, платье и брюки Valentino, туфли Manolo Blahnik

Что до собственных инвестиций Тюриковой — вложений в благотворительный проект «Село», ставший делом всей жизни, — то о доходах она совершенно не думает: «Возможно, в будущем он и станет приносить дивиденды, но вообще у меня были другие задачи». А началось все с поездки в лезгинское село Цмур на границе Дагестана и Азербайджана, где когда-то жили бабушка и дедушка мужа Евгении. «Мы туда приехали, и Марат предложил своими силами отремонтировать школу, — рассказывает Тюрикова. — Она располагалась в коровнике 1924 года постройки, и когда я ее увидела, поняла, что, во‑первых, ремонтировать там уже нечего — надо просто сровнять все с землей и отстроить заново. А во-вторых, нужно не только зданием заниматься, но и создавать инфраструктуру, рабочие места. Я же руководитель и привыкла мыслить стратегически». Со стратегией Евгения явно не ошиблась: спустя четыре года в Цмуре уже есть не только новая школа, в которой сейчас активно внедряют цифровое образование, но и НКО, занимающаяся образованием дополнительным, спортивная и детская площадки, жилой комплекс и даже хозяйство с ореховым садом на шестидесяти гектарах. «Вместо ремонта одного ветхого здания мы сделали масштабный проект, а заодно обеспечили себя работой до конца жизни, — улыбается Тюрикова. — В этом году вот продолжим строительство, потому что желающих у нас учиться оказалось слишком много — помещений на всех не хватает. Плюс нужен детский сад, чтобы малыши шли в школу, уже зная русский язык. Обучение проходит на русском, а в селе говорят на лезгинском. В общем, дел очень много, а если учесть, что никакой помощи со стороны у нас нет — мы с мужем всем занимаемся вдвоем, даже цветы сами высаживаем, — их много до бесконечности». С другой стороны, чего-чего, а уж работы Евгения точно не боится. «Я такой человек, что мне нужно постоянно находиться в движении. А иначе что? Иначе — скучно».

Рубашка и юбка Gucci; пальто Prada
Рубашка и юбка Gucci; пальто Prada

Фото: ЭРИК ПАНОВ
Стиль: ЕКАТЕРИНА ТАБАКОВА
Текст: МАРИЯ БЕЛОКОВЫЛЬСКАЯ

Макияж и прическа: Юлия Точилова, независимый стилист @ authentica_club для @oribe_russia; ассистент стилиста: Анна Усик; ассистент фотографа: Константин Терентьев@Digital cinema rent; продюсер: Ксения Степина. Благодарим шоурум boconcept и дизайнера Dmitry Samygin за помощь в организации съемки.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.