Свернуть
Поиск

Июль-август , 2020

№ Июль-август , 2020

Как важно все-таки выгуливать не только наряды, но и себя — вместе со своим чемоданом эмоций, нажитым непосильным трудом. Снижение светской активности открыло для нас целый диапазон ощущений, все строго по методичке — потрясение, безысходность, сопричастность, тревогу, досаду, отрешенность, негодование и растерянность. Но и самоценность тоже — в комплекте с принятием и надеждой. Разумеется, в соцсетях проще простого методом старого доброго кровопускания чуть понизить собственный уровень агрессии — нужно всего-то стать зачинщиком или участником скандала, и повод тут не так важен. К этому я уже почти привыкла, но призывы женщин немедленно
отправить в тюрьму другую женщину — художницу Юлию Цветкову — меня по‑настоящему потрясли. Особенно учитывая, что состав ее преступления — изображения женского же тела. Согласно логике комментаторов, этого уже достаточно для заведения уголовного дела. Что заставляет задуматься: а не стоит ли прикрыть наготу большинства экспонатов Пушкинского музея и не осудить ли посмертно Тициана и Люсьена Фрейда? И заодно всех студентов Суриковского института вместе с преподавателями? Конечно, иначе как переносом такую реакцию не назовешь: все это про неприятие себя, своей природы, сексуальности, женственности и своего же тела во всех его анатомических подробностях. Про неумение пройти мимо того, что тебе не близко, и не бросить камень. Про любовно заполненную за время карантина пороховую бочку из раздражения и злости на весь мир. Поэтому все, чего мне так хочется себе и вам пожелать в оставшиеся месяцы самого странного за новейшую историю лета, — отправиться на воздух и хорошенько прокричаться там, где нас никто не услышит. А дальше сосредоточить свое внимание на поисках любви, а не на поисках виноватых. Получить зачет по этой дисциплине, безусловно, сложнее, но точно зависит только от нас самих.