Свернуть
Поиск

Harper’s Bazaar май, 2020

№ Harper’s Bazaar май, 2020

Наверное, тут должны быть ободряющие строки про то, что жизнь после коронавируса хоть и не будет прежней, но будет непременно прекрасной. Безоблачной, идеальной и, конечно же, осознанной. Должны, но не будут. Понимаете, я ведь и так пишу письмо в будущее: мы сдаем номер, на календаре 27 марта, и с завтрашнего дня выходные перейдут в «нерабочую неделю» или то, что во всем мире называют карантином. И я пока совершенно не знаю, сколько продлятся эти внеочередные каникулы и смогу ли я выходить на улицу чаще пары раз в неделю, как моя подруга, проживающая карантин в Вероне. Как не понимаю пока, в каких масштабах обрушится COVID-19 на нашу страну. Да, и спасибо за такой классный маркетинг карантина, но нерабочей неделя точно не станет: сделать номер, не имея возможности организовать съемки, та еще задачка, результат увидите в июне. Не буду никого, включая себя, обманывать, конечно, мне страшно. Не за журнал, если Harper’s Bazaar выходил даже во время Второй мировой войны (причем не только в Америке, но и в Англии, где редакторы днем работали медсестрами, а по ночам делали красивые и нужные в те годы страницы), то мы уж наверняка справимся. Страшно за здоровье близких и за благополучие маленьких любимых модных брендов. Страшно, что нам не вернут свободу передвижения или вернут, но в усеченном формате. Страшно, что не сделаем того, что от нас ждут читатели, как редакторы и просто как люди. Но пока я пытаюсь побороть все эти и другие страхи с помощью умиротворяющих приложений (читайте на стр. 104), мы решили, что глаз должен путешествовать по‑прежнему, как завещала легендарная Диана Вриланд. Многие из вас писали мне в соцсетях, что меньше всего хотели бы, чтобы мы на страницах журнала уходили в траур, и просили у нас моря, солнца и пайеток. Мы послушались и добавили еще кружев и сафари. Встретимся во всем этом в новом мире, где будем рады друг другу как никогда.