РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Что спасет любую, даже самую внезапную свадьбу, так это естественность и ирония»

Эксперт по этикету Татьяна Полякова, организовавшая множество церемоний по всему миру, объясняет, почему свадебная фотография – это искусство, а не хроника событий
Harpers Bazaar
Harpers Bazaar редакция
Фото: Алекси Любомирски (Alexi Lubomirski)

Мой интерес к свадьбам начался с удовольствия. Я испытывала его каждый раз, когда видела объявления о помолвках в европейских и американских воскресных газетах. По месту на полосе, количеству строк и упомянутым фамилиям можно было многое сказать. Помню, что украшали такие объявления-заявления имена объединяющихся семей, а не виньетки, ангелочки и банты. И сразу картинка в голове складывалась как в калейдоскопе: мелькали лица, поблескивал хрусталь, вспыхивали караты, летел в толпу разгоряченных подружек букет невесты. А затем все постепенно сходилось в главный кадр – большой семейный портрет. Ведь салюты и вальс стихнут, шампанское закончится, гости разойдутся, и останется только несколько мгновений-вспышек, запечатленных (желательно) на фотобумаге.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Так получилось, что мне посчастливилось иметь отношение к организации многих свадеб. И каждый раз на постановку фотографий приходилось закладывать много времени, ведь в кадре нужно было уместить любящих и враждующих, идеальных и не очень. Список обязательныx диспозиций простой: молодые вдвоем, с матерью и отцом невесты, с родителями женихa и, наконец, общий портрет двух семей с пожилыми участниками церемонии и детьми на переднем плане. Кого-то можно расставить по флангам, кого-то – отправить за спины. Но должно быть в свадебном кадре еще и то, за что  фотографию называют искусством. Та самая магия, которую невозможно выразить в расстановке фигур на шахматной доске. Где взять для нее вдохновение? Ищите повсюду. Во-первых, изучайте фотографии ваших собственных родителей и их родителей: они – ваши верные помощники. Во-вторых, рассматривайте архивы великих фотографов. Например, норвежский инфлюэнсер Аннабель Розендаль создала фотосценарий своей свадьбы по работам Слима Ааронса. Хотите интерьеров и фактуры исторических соборов? Изучите хроники главного дня Меган и Гарри авторства любимца Harper’s Bazaar Алекси Любомирски. Или возьмите за основу лаконичные кадры Сесила Битона, задокументировавшего бракосочетание Уоллис Симпсон и Эдуарда VIII.

ДАВИД ЛАСНЕ И СТЕЛЛА ТЕННАНТ В ДЕНЬ СВАДЬБЫ, 1999
ДАВИД ЛАСНЕ И СТЕЛЛА ТЕННАНТ В ДЕНЬ СВАДЬБЫ, 1999
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Помните: что спасет любую, даже самую внезапную свадьбу, о которой не прочитаешь в воскресных анонсах The New York Times, так это естественность, ирония, в том числе с приставкой само-, и легкое отношение к жизни. После недавних грустных событий – я имею в виду смерть Стеллы Теннант – я вспомнила старую историю. 22 июня 1999-го Дебора Кавендиш, герцогиня Девонширская, увидев свою внучку Стеллу в свадебном платье, придуманном Хельмутом Лангом, немедленно нарекла его «нарядом из бинтов». Да и сама невеста показалась в нем на публике, едва вынув изделие из коробки. Эксперименты случаются, и история их любит – главное пошутить вовремя и по-настоящему смешно. Букет Стеллы из ландышей и плюща до сих пор в коллекции инспираций лучших цветочников. Ведь правила полезно знать, чтобы их нарушать. Вопреки сегодняшним правилам снимать на цифру, попробуйте пленку. В таком тонком деле, как свадьба, цифрам вообще не стоит верить. Лучше доверьтесь сердцу и опыту.

Загрузка статьи...