Поиск
19 сентября 2016

Дом со зверями, окно в две эпохи и другая необычная архитектура Москвы

Архитектурная прогулка по зданиям с необычной историей, которые вы видите каждый день
Дом со зверями, окно в две эпохи и другая необычная архитектура Москвы
  • Фото: Елена Бутко
  • Редактор спецпроекта: Катя Сахарова

В Москве немало необычных зданий, приятно выбивающихся из визуального контекста города. Мы видим их каждый день по дороге на работу или в спортзал, и регулярно задаемся вопросом «Что же это за здание?». Столкнувшись с тем, что Google не всегда удовлетворяет наше любопытство, мы обратились за виртуальной архитектурной прогулкой к лектору «Гаража», архитектору Анастасии Головиной. Редакция отобрала 9 необычных зданий в центре города и попросила Анастасию рассказать их историю.

Анастасия Головина — архитектор, реставратор, художник, специалист по довузовскому архитектурному образованию. В 2002 году окончила МАРХИ. C 2003 года является архитектором Центральных научно-реставрационных проектных мастерских, принимала активное участие в реставрации усадьбы Кузьминки в Москве. В 2008/2009 году преподавала в Школе архитектурного развития при МАРХИ. Преподает авторский курс лекций по архитектуре в рамках образовательной программы музея "Гараж».

Москва — это город, в котором встречаются и перемешиваются разные стили, эпохи, истории. Многонациональная Москва, город на перекрестке дорог и водных путей, город, впитывающий в себя истории своих гостей. Здесь, кажется, можно найти памятник любого стиля, водить экскурсии по определенным столетиям, а можно увидеть здания, где несколько веков проступают один из-под другого, и если присмотреться — из простого строгого особняка в стиле классицизм, будет проступать узорчатый, нарядный, семнадцатый век. Правда, обычно он бережно вытащен на фасад реставраторами, которые по остаткам кладки стены восстанавливают детали и орнаменты и возвращают их к жизни.

Можно погулять по переулкам между Мясницкой и Покровкой, там много таких домов, а можно зайти в усадьбу Лопухиных (музей Рерихов), в парадный двор начала XIX века, приглядеться и увидеть на главном фасаде проступающие детали из предыдущих веков. А потом завернуть за угол во двор — и оказаться в Московском дворике века XVII. И представить, что почти каждое здание в центре Москвы когда-то было другим, и где-то в кладке стен и фундаментов хранит свои истории.

Усадьба Лопухиных. Малый Знаменский переулок, дом 3/5, строение 4 (м. Театральная)
Поделенное на две эпохи окно. Усадьба Лопухиных.

Архитектор-реставратор Ирина Любимова находит способ показать историю, кусочек XVII века, не стирая поздние истории и не нарушая сложившиеся позднее интерьеры, поэтому возникает вот такое окно: живое окно там, где теперь есть помещение и кусочек окна-ниши — как оно было раньше.

Дом на Моховой - целая глава истории архитектуры: архитектор И. В. Жолтовский взял за основу ордер Палаццо Капитаньо в Виченце, архитектора Палладио. С началом XX века, с изменением и материалов, и социальной жизни и ростом городов возникает вопрос, а можем ли мы использовать решения прошлых веков? Могут ли существовать исторические детали в современном строительстве из железобетона и стекла? Тогда, в начале 30-х годов ХХ века, Дом на Моховой вызвал множество споров и практически поменял отношение к «историческому наследию» — доказав, что можно использовать исторические прототипы, если их хорошо знать и чувствовать детали. Но одновременно, с реанимацией исторических деталей — открывая собой новый этап в жизни Москвы — тоталитарный, имперский, сталинский… А строящейся рядом гостинице «Москва», начатой в стиле конструктивизм, было «велено» надеть на себя ордер.

Дом на Моховой, 13 (м. Охотный ряд)

Можно встать на Манежной площади так, чтобы видеть оба портика (оба фасада с колоннами) — и Дома на Моховой (арх. И. Жолтовского), и гостиницы «Москва» (арх. О. Стапрана, Л. Савельева, А. Щусева) — и сравнить — кто из них кажется больше, величественнее, значительнее? Они примерно одной высоты, почти погодки (а для архитектуры — почти двойняшки — одного десятилетия), примерно одна технология, похожие колонны, между колоннами — остекление — но … разница в шаге колонн.

И совершенно другое впечатление — мощное и величественное у дома на Моховой и случайное, искусственное у гостиницы «Москва». Так просто на этих двух зданиях увидеть, что такое тектоника, как работает стоечно-балочная система, и почему шаг между колоннами так важен. Близко стоящие колонны создают ощущение более крупного объекта, а разнесенные подальше, вызывают вопрос — а на чем же держится балка между ними, почему они так далеко — это как будто уменьшает их.

И совсем разные истории рассказывают эти здания: гостиница «Москва» — о сталинской эпохе, о том, как авангардная, современная, архитектура конструктивизма должна уступать власти, подстраиваться под нее, исчезать за не слишком удачными портиками в угоду новой идее. А Дом на Моховой — это разговор двух архитекторов через века, через 300 лет — а можно использовать твою идею? — А ты уверен, что в вашей будущей реальности это актуально? — Мне кажется, да, красота всегда будет актуальной — есть же объективная красота, через века. Справился ли я? Одобрил бы ты? Будет ли оно жить? Нужно ли оно?

Отель Four Seasons (реконструкция здания бывшей гостиницы «Москва»). Охотный ряд, 2 (м. Театральная, Охотный ряд)

И, как продолжение этого разговора, дом на Новинском бульваре архитектора Д. Б. Бархина — через десятилетия — еще одна реплика палаццо Капитаньо, еще более современная, и более точная. И одновременно разговор с И. Жолтовским — про архитектуру Москвы. И ответ на вопрос — нужно ли? Да — нужно! Потому что только эти огромные колонны на несколько этажей заметны в том потоке машин, который сейчас идет по Садовому кольцу. Все остальное — слишком дробно, слишком мелко. Они нужны и живут.

И очень приятно слышать этот диалог — через века, в городе так далеком от Италии, с другим климатом и другой историей. Это присутствие в общем культурном контексте. Ощущение родства с миром.

Дом на Новинском бульваре, 3 (м. Смоленская)

А бывает наоборот — некий одинокий голос в архитектуре, иногда его слышат и понимают, а иногда он звучит в пустоте. Дом на Ленинградском проспекте, так называемый Ажурный дом.

Необычный дом, а за ним скрывается целая эпоха поисков решений. На него почти все обращают внимания, когда едут по Ленинградскому шоссе в центр, но почти никто не знает автора и историю дома.

Его архитектор — А. К. Буров — очень глубоко чувствующий архитектуру человек. Один из немногих, кому удалось в эпоху железного занавеса посмотреть в подлинниках шедевры европейской архитектуры. Человек, который прекрасно чувствовал, что нельзя взять и применить приёмы, детали, идеи исторической архитектуры в новых условиях, в новых задачах, в новых технологиях. То есть можно сделать отдельные шедевры, если владеешь материалом виртуозно, но под типовое, рядовое строительство это не подходит никак. Но и видел, как обедняется архитектурный язык в модернизме, как тяжело и скучно застраиваются новые кварталы. Дом на Ленинградском проспекте — попытка найти свою эстетику для панельных домов. Ведь панель, ж/б панель, отливающаяся на заводе — может быть любой. Она может иметь любой орнамент, любую фактуру. Дом А. Бурова и его сотоварищей — это попытка доказать, что массовое панельное строительство может быть красивым, что город будущего — можно сделать тем ажурным, волшебным, хрустальным миром, каким он видится в фантазиях футуристов. Можно строить красивую архитектуру просто и дешево.

Ажурный дом. Деталь фасада. Ленинградский проспект, 37 (м. Динамо)

Но, увы, Буров (а он был довольно влиятельным в московском архитектурном сообществе) умирает в 1957 году, Хрущев объявляет «борьбу с излишествами» и под понятие «излишества» попадают и попытки сделать массовое производство жилья эстетичным… Буров не доживает и до рождения концепции постмодернизма, западный мир находит другой способ уйти от простого языка модернизма — в игру и иллюзию.

А на улице им. 1905 года стоит дом цитирующий дом Бурова — в самых лучших традициях постмодернизма — игнорируя логику конструкции, только используя ажурные панели как декорацию. Ответ ли это на вопрос Бурова — как делать современную архитектуру? Для меня — это такая ирония истории архитектуры — использование деталей Ажурного дома, который строился, чтобы попробовать сделать конструктивное, логичное, разумное решение как цитату в постмодернистском здании. Для Бурова понятие тектоники (связи конструкции с эстетикой) в архитектуре было ключевым. Смог бы он посмеяться над шутками постмодернистских зданий?

Это еще один пример перекликающихся и спорящих через десятилетия архитекторов — «А если так? Ты одобришь?» Возможно, кто-нибудь когда-нибудь продолжит этот разговор и скажет, что «да — это может жить, и будет жить, просто тогда не сложилось по политическим мотивам»…

Дом на Ленинградском проспекте — такая веточка несостоявшейся архитектуры будущего.

Ажурный дом. Деталь фасада. Ленинградский проспект, 37 (м. Динамо)

Есть дома — не мечты о будущем, а создание иного прошлого — как узорчатые теремки Погодинской избы или дома Перцовой. Доходный дом, многоэтажный, такой, что могли построить только в конце XIX, начале ХХ века — но украшен изразцами, как русская печь, и притворяется теремом из русских сказок. А ведь на самом деле не было на Руси настолько резных сказочных теремов, их, как и русскую матрешку, придумали И. Билибин и С. Малютин, по эскизам которого и построен этот доходный дом. Модерн ли это (ведь совсем не похоже на «классический» модерн особняка Рябушинского), нео-русский стиль (а может ли быть нео-русский стиль, если не было русского), псевдо-русский? Разные исследователи и искусствоведы могут называть этот стиль по‑разному. Но важно, что это не исторический стиль, сложившийся в определенную эпоху, а мечты о прошлом. И. Погодин, заказчик Погодинской избы, коллекционер и историк, заказал на фасад дома то, что он любит и изучает, получился дом-коллекция, дом-книга.

[IMAGES][IMAGE caption=bottom][SRC]/upload/attach/8a4/8a44c240616f413299bc782bc64a79f7.jpg[/SRC][CAPTION][/CAPTION][SOURCE][/SOURCE][/IMAGE][/IMAGES]

Погодинская изба. Погодинская улица, 12А (м. Смоленская, м. Фрунзенская)

Дом Перцовой. Курсовой переулок, 1 (м. Кропоткинская)

А вот еще одно здание, вроде тоже относящееся к стилю модерн и переосмысливающее памятники русской старины. «Дом со зверями» на Чистых прудах (еще одна московская история о перевертывании смыслов — почему пруды — Чистые. Потому что когда-то они были очень грязными и назывались «Поганые пруды», история для Москвы довольно характерная). Переплетения зверей на доме вдохновлены Дмитровским собором во Владимире, но гораздо крупнее. Еще одна тема про нео-стили — что они укрупняют исторические детали, масштаб становится всё больше и больше. Меняется и наше восприятие масштаба — что раньше казалось крупным и величественным, сейчас может восприниматься мелким, ювелирным. Невозможно взять деталь из небольшого города и перенести её в большую, многолюдную Москву — она перестанет быть самой собой. Ей приходится меняться, увеличиваться, менять стиль, оставаясь лишь аллюзией на саму себя. Да и сам дом нарастил себе со временем два этажа и еще увеличился. А если попробовать сделать такой декор на еще более крупном и современном здании — звери должны стать еще больше? Это интересная проблема восприятия масштаба детали. Потому что если переусердствовать и сделать деталь слишком большой, она будет уменьшать общее впечатление. Художественное преувеличение может перерасти в гротеск.

Дом со зверями. Чистопрудный бульвар, 14, стр 3 (м. Чистые пруды)

Дом со зверями. Деталь фасада. Чистопрудный бульвар, 14, стр 3 (м. Чистые пруды)

А может быть, это для Москвы нормально — перемешивать стили, использовать их по мере надобности — и строить Лютеранский костел так, как будто когда-то здесь было католичество, строило романский собор, достраивало с элементами готики, с приходом крестоносцев, принесших с Востока стрельчатую арку; потом, после религиозных войн страна стала протестантской, ученье Лютера победило, и церковь поменяла конфессию. Архитектор В. Коссов сознательно помещает кусок чужой иностранной архитектуры в переулки Москвы — как будто бы действительность колеблется, время и пространство смещаются. И Москва всем рассказывает, что она многонациональный город, который рад всем и готов принять всех с их стилями и историями?

Архитектура и её детали рассказывают множество историй. Иногда подлинных, иногда фантастических, иногда фантастических, но искренне считающих себя правдивыми. Только надо научится их читать, это очень здорово — видеть Архитектуру.

Образовательный курс "Архитектура. Искусство видеть» состоится в музее «Гараж» с 21 сентября по 23 ноября. Лекции будут проходить по средам, с 19.30 до 21.00. Стоимость 10 занятий по 90 минут составляет 13 000 руб. С информацией о скидках можно ознакомиться на сайте.

Лютеранская церковь Петра и Павла. Старосадский пер., 7/10 (м. Китай Город)